Театр абсурда
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
ФРПГ Театр абсурда » Побочные сюжеты и мини-игры » Эпизоды » Проблемы только начинаются
Проблемы только начинаются
masterCorbieДата: Суббота, 2018-08-25, 1:55 AM | Сообщение # 31
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Будто ожидая того момента, когда девушкасформулирует в своей голове четкую форму страха, тьма закружилась, как сонмы  крупных ночных мотыльков, шуршащихсвоими огромными мохнатыми крыльями, и в миг породила опала множеством черных туманных щупалец, формирующих подобие фигуры. Сознание играло само с собой злую шутку, легко предоставляя окружающему миру образы людей и мест, открывая потаенные картины этому голодному до боли месту. И вот в изможденном уме бедняжки заиграл голос, рожденный ее собственными мыслями и опасениями.
Нетрудно было догадаться, кому он пренадлежал.
- Я вернусь, -говорил он, словно милый сердцу находился сейчас совсем далеко, а его голос перебивался громом сражений, лязгом металла и воем разрушительных энергий,- я вернусь. Мы оба знаем это. Просто подожди.
Последовала до боли знакомая улыбка, а после…чернота начала сменяться множеством картин: холодная постель, тишина в родном гнезде, боль и холодное предчувствие у сердца, затем… разодранное в клочья тело когда-то красивое и желанное тело того самого, безжизненный взгляд в никуда, выдранные с кишками и сухожилиями куски плоти, залитая кровью чешуя и изорванные крылья, теперь уже никогда не узнающие радости на ветру в упоении полета…
Эти образы мелькали все быстрее, как если бы кто-то с утроенной скоростью вращал пленочный проектор. В ушах гудел хрип умирающего, булькала в перерезанном горле кровь, слышались предсмертные вопли агонии. Эльфийка могла наслаждаться смертью любимого во всех подробностях, видеть, как могучего воина свалили на землю неизвестно богопротивной волшбой, а после на него набросились тысячи тварей всех форм, размеров и степеней безжизненной дряни, заставляющей подступать к горлу рвотный комок от вида летящих в стороны брызг крови и
секреций тела. Некий уверенный шепот грубо говорил несмотря на отрицания: “Все это правда, все это реальность, тебе это известно”.
На мгновение все стихло, оставляя девушку наедине с ужасными и кошмарами. Но ее покой длился недолго. Она почувствовала чьи-то маленькие ручки на своих ногах. Две непонятно холодные ручонки, склизкие и цепкие. Стоило обернуться, и она увидела их обладателя. Сморщенная голова,
непропорционально огромный левый глаз и словно вытекший правый, уродливые губы, вывернутый наизнанку нос… ветвистые рога, ее рога. Тело походило на непонятного происхождения студень, в котором плавали внутренние органы, искореженные отвратительными метаморфозами. Копыта походили на странную мешанину из мяса, костей и шерсти, где-то лоснилась открытая и кровоточащая плоть, где-то блестели остатки малой и большой берцовых костей, перемешанные с серым тягучим веществом. Существо тянулось к девушки и тянуло ее к себе.
- Мама, -зазвучал гадкий, скрипучий и звенящий голос, -мама, мама, мама! Мама! МАМА!
Оно повторяло это слово раз за разом и тянулось с новыми силами. Все ближе и ближе. Уже можно было различить зловонное дыхание, увидеть ряд уродливых зубов в непомерно широко открывающемся рте с длинным лиловым с блевотно-зелеными вставками слизи языком. Существо лезло по телу девушки к лицу, обдавая кожу холодом своего тельца. Оно будто пыталось заглянуть  в глаза, втянутьсябесформенной массой в глаза, рот и уши, стремилось вернуться к тому, что его породило.
Шум, блуждающий далеко на грани слышимости, теперь вгонял в жутчайшую панику, словно питаясь страхом своей жертвы. Да, впитывая все миазы боли и отчаяния, жадно захлебываясь ими и даря несчастной все новые и новые.


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Суббота, 2018-08-25, 3:50 AM | Сообщение # 32
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Ричард говорил, что худшая моральная пытка - это бесконечный лабиринт. Ты блуждаешь в нём и не видишь выхода, каждый раз возвращаясь к одной и той же точке, каждый раз переживая одни и те же картины, только разве что в разных вариациях. Сейчас в такой импровизированный лабиринт попала и Женя.
Время будто бы отмотали назад, в то время, когда она ещё не была даже демоном - так, простой эльфийской наложницей с рабской меткой на шее. Как невыносимо было тогда его отпускать, и наплевать уже даже, что всего месяц или два назад она хотела всадить нож ему в сердце и бежать куда подальше. Как радостно было, когда он появился на пороге их спальни, воняя кровью своих врагов, перепачканный, с безумными после недавно прошедшей битвы глазами, когда он бросил её на постель и придавил тяжестью своего тела, когда мир вокруг вдруг перестал существовать для них обоих. Тогда она была самой счастливой эльфийкой на свете. Но тот миг так никогда и не настал.
Вместо этого он улыбнулся ей так, как умел улыбаться только он, и исчез в тенях. И вот она уже стоит на поле боя, смотря на то, как его прекрасное тело лежит разорванным, окровавленным, неподвижным. Как безжизненно смотрят в небо его когда-то горящие страстью золотистые глаза. У него были такие красивые крылья... Такие сильные руки, которые могли подарить ей множество часов блаженства, но их уже больше не было, а крылья лежали безжизненной грязной тряпкой. Её мутило от увиденного, но она всё никак не могла оторвать взгляд. Она свободна, но нужна ли ей теперь эта свобода?
Вот она снова в их спальне, только уже гораздо старше и скандалит с ним из-за своей совершенно "внезапной" беременности, а потом им сообщают, что началась война и... сцена на поле боя снова повторяется как будто бы наяву, будто бы не было этих мирных лет. И зачем она скандалила? Да наплевать теперь уже на то, что она считала себя слишком молодой для создания семьи. Нет больше этой семьи.
Это было странным состоянием. Ты будто бы плывешь, чувствуя под ногами уверенное твёрдое дно, и вдруг понимаешь, что дно уплывает, а ты в любой момент можешь утонуть. И тебя всё затягивает и затягивает, будто в омут...
А потом ты обнаруживаешь себя снова сидящей на полу, и в твоих руках находится то самое существо, которое в мучениях породило твоё чрево. Женя всегда боялась процесса родов. Когда ей было лет шесть, она первый раз была отослана, чтобы помогать повитухе в их деревне. Эльфийки рожали куда трудней, чем человеческие женщины, именно поэтому численность эльфов и была так мала. Когда Женя в первый раз увидела, как тяжело даётся новая жизнь, она была в шоке несколько дней, отказывалась разговаривать, есть, пить и спать. Так этот глубинный страх и засел. Но больше всего она боялась того, что может родиться у двух демонов и сейчас её страх был настолько явным, что она ощущала, как холодное детское тельце ползёт по её коже. Ей хочется стряхнуть странное мерзкое существо, но она не может. Разве повернётся рука убить то, что вынашивала целых девять месяцев?
- Я не твоя мама... - прошептала Женя, пытаясь отползти, спастись от этого липкого противного ощущения, - я не могла... мы не могли сделать это с тобой... Лилия... Лилия...
Она разжала руки, чувствуя как что-то хряпнуло об пол с неприятным хрустом, и зажала уши, раскрыв рот в беззвучном крике. Это всего лишь иллюзия. Всего лишь мерзкая штука, которая питается её страхом, ей стоит это осознать. Дрэйк вернулся в тот день, и они прожили вместе уже много лет. Для войны нет никаких предпосылок, никто этого не допустит. А Лилия родится прекрасной и здоровой девочкой, муж будет с ней рядом, чтобы свести её мучения к нулю, он может, он так сделает... пора выбираться из этой дурацкой штуки, пока она окончательно не свела девушку с ума.
 
masterCorbieДата: Суббота, 2018-08-25, 4:31 AM | Сообщение # 33
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Тьмазаколыхалась, чувствуя нарастающие эмоции девушки. Жертва ускользает! Она хочет сбежать! Вновь загрохотали голоса и стоны, с новыми силами закрутились вихри воплей. Черный поток нейтральной, но не мирной от того энергии поднялся в черноте пустоты, готовый обрушиться на эльфийку. Вот уже заколыхались длинные щупы, взмыли ввысь копья…
- Хватит! – громкое слово на все том же неизвестном, но сейчас почему-то понятном языке разорвало тишину бесконечного мрака, первое настоящее слово за все прошедшее для девушки время. Широкая ладонь легла на глаза девушки, от чего по всему лицу заструилось мягкое тепло живой, реальной плоти. От руки пахло свежестью и снегом, а еще чем-то хвойным и… кровью? Звонко звякнул удар, отдавшийся эхом во всей комнате. Наверняка его услышали и за пределами отеля, таким сильным он был. Гомон в исстрадавшихся ушах Лакатош сменился умиротворенной тишиной. От закрывающей глаза ладони расходились мягкие потоки энергии, вымывающие дурман, оставляющие после себя приятную слабость и покой. Чернота постепенно исчезла, уступая место простой темноте, какую видишь, всего лишь прикрыв глаза рукой. Все эти воздействия без помех прошли сквозь пусть и изодранную эмоциями, но еще мощную защиту девушки. Это не походило на традиционную магию. Спустя
несколько минут руку исчезла, давая девушке посмотреть на мир своими глазами. Эрнест стоял рядом с ней, весь покрытый снегом, мокрый до нитки. Рука сжимала неизменную трость… нет, сейчас это был длинный резной посох почти в человеческий рост с красивым витым навершием. От него расходились волны мягкого теплого света, согревающего все внутри. Даже странно, что обычно простая и даже невзрачная трость могла превратиться в нечто подобное.
Ладонь продолжала твердо поддерживать девушку за плечо, ведь любому нужно время, чтобы оправиться после такого, и ноги в этот момент точно не будут служить своему хозяину целиком и полностью, подчиняясь его воле. Вся тыльная сторона ладони правой руки мастера была покрыта огромным количеством глубоких ранок, словно ее основательно потрепали, раз за разом вонзая в конечность длинные иглы. Если бы девушка подняла глаза на лицо ворона, то увидела бы настоящую мешанину из эмоций: радость, облегчение, беспокойство… а еще гнев. Брови мастера были нахмурены, щеки сильно ввалились, из левой ноздри текла тонкая струйка крови. Что до глаз, то они еще хранили следы черноты, но ее перекрывали мечущиеся вспышки удивления и злости.
Книга валялась в полутора метрах он ног эльфийки, спокойная и недвижимая, такая же, как и все книги в комнате, как все простые предметы. Было сложно поверить, что именно она стала причиной всех неприятностей, постигших девушку. Эрнест легким движением отодвинул книжецу концом посоха и снова обратил свой взгляд на гостью.
- Кончено, -проговорил он тихо, но твердо, с уверенностью человека, знающего, о чем идет речь. – Это закончилось, вздохни наконец полной грудью. И это не простой совет. Я очень надеюсь, что твое тело возьмет свое и приступы кашля не будут слишком долгими.
Фраза получилась холодной и сухой, не приемлющей возражений. Забавно, Ворон так легко говорил с правительницей целой расы, обращаясь на пошлое “ты”. В обычной ситуации мужчина обязательно бы улыбнулся… но не сейчас.. Он знал, через что прошла девушка. А еще он знал и помнил, чем кончилось его первое путешествие и чем оно в любом случае окончится сейчас для девушки: болезненный кашель, разрывающий легкие сотнями спазмов. Их никак нельзя было избежать, оставалось только выхаркивать легкие и ждать, пока все пройдет.
Эрнест не мешал Лакатош, ожидая, когда она хоть немного оправится, и продолжая поддерживать ее. Он обязательно все спросит, но не сию секунду


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Суббота, 2018-08-25, 10:16 PM | Сообщение # 34
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
- Хватит... хватит... хва... - эхом раскатилось в сознании девушки, когда она сделала очередной отчаянный рывок, чтобы выбраться из этой бесконечной иллюзии. Ей было мерзко, будто бы кто-то покопался в её нижнем белье, вывернул всю изнанку наружу, провёл голой по оживленной площади под изучающими взглядами.
Внезапно всё стихло, а на лицо опустилась тёплая, чуть шершавая ладонь с до боли знакомым запахом, только теперь к нему примешивался аромат леса, снега, хвои и крови... Приятный запах, напоминает о том, как воины деревни возвращались из очередного похода, принося с собой сладкий, ни с чем не сравнимый вкус победы. Так хорошо и спокойно, что хочется разлечься прямо здесь, на этом дешевом ковролине, закрыть глаза и спать, чувствуя как лёгкие перья сна подхватывают тебя и несут куда-то далеко. Ощущение было похоже на истому после тренировки или же после долгой и изнурительной работы, когда наконец-то можно прилечь и расслабиться.
Вскоре тёплые пальцы убрались с глаз, и девушка смогла разглядеть комнату, в которой находилась, и человека, который стоял перед ней и на лице которого отражались самые разные эмоции, начиная с облегчения и заканчивая гневом. Ему тоже тяжело далось любопытство эльфийки, и девушка даже ощутила некоторое злорадство, когда созерцала его впалые щеки и кровь, стекающую по носогубной складке прямо в рот.
Сейчас, когда она только очнулась от власти кошмара, этот человек не казался ей таким уж несимпатичным. Она даже отчасти была рада его видеть, говоря откровенно, после того, как по тебе проползёт жуткое создание с вывалившимся языком, будешь рада видеть даже голодного вурдалака, что уж говорить про обычного светловолосого мужчину.
- Я.... кх-кх... это... кх, - попыталась она сказать, когда последовала совету мастера и сделала глубокий вдох, но в конечном итоге не смогла вымолвить ничего, кроме нечленораздельных звуков, так как её сотряс неконтролируемый приступ кашля.
Демоны не болеют, у эльфов тоже хороший иммунитет, так что девушка никогда не подхватывала ничего серьезней лёгкой сезонной простуды, носом похлюпала пару дней, приняла лечебный настой - и всё как рукой сняло. Но, наверное, именно так должно скручивать того, кто болеет затяжным гриппом или воспалением лёгких. Сотни игл вонзились в лёгкие, заставляя кашлять, кашлять и кашлять, выхаркивая лёгкие, будто они и правда сейчас вывалятся и запачкают всё вокруг.
Однако приступ прекратился также резко, как и пришла волна гнева, вымывающая ломоту из костей и боль из грудной клетки. Эта волна прокатилась жаром по всему телу, и вот уже перед мастером стояла демоница с белой чешуей и огромными перепончатыми крыльями.
Если эльфийкой Женя едва доставала ему до подбородка за счёт своей горноэльфийской миниатюрности, то сейчас она возвышалась над Германом на добрые полторы, а то и две головы, не говоря уже о сильном, мускулистом теле, превышающем габаритами любые, даже самые нескромные человеческие. Демоны сами по себе гораздо крупнее остальных рас, что несколько затрудняет межвидовые отношения - смертные обычно просто не выдерживают своего демонического партнёра. Самки тем временем мало отличались от самцов, не обладая ярко выраженным половым диморфизмом - такого же размера тело, полное отсутствие молочных желез, широкая грудная клетка и сильные могучие руки и ноги. Разве что по кое-каким изгибам можно понять, что перед тобой демоница, а не демон.
- Насладились представлением? - спросила Женя иронично, и голос её разросся на всю комнату, отражаясь эхом от стен, - надеюсь, зрелище было достойным.
Девушка говорила очень спокойно, но видно было, что она ужасно зла. Руки были скрещены на груди, крылья били по воздуху, вздымая листы в воздух, левая нога нетерпеливо топала, отчего когти прорывали ковролин, обнажая под ним голый пол. Кажется, администрации отеля будет очень трудно потом делать здесь уборку, да и ремонтные работы тоже.
 
masterCorbieДата: Суббота, 2018-08-25, 11:24 PM | Сообщение # 35
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
- А ты? –просто спросил мужчина, спокойно окидываявзглядом новый облик девушки. В его глазах не было страха, ни единой капли,
будто видеть перед собой подобных существ -  для него обычное дело. На лице отразилась улыбка иронии.- Ведь это не я проник в чужую комнату, не я без ведома хозяина рылся в его вещах, правда?
Голос постепенно становился все менее похожим на человеческий. В нем появлялись нотки, которые просто не могло выдать горло представителя расы людей. Хотя Эрнеста это нисколько не смущало. Сбросить маски? Пожалуйста. Мастер сделал шаг вперед, по направлению к демонице. Свет мигнул. Теперь, когда девушка смотрела прямо в глаза Ворона, она могла видеть все то, что так ее заинтересовало. Будто черное облако маслянистого цвета зародилось в зрачках, расползаясь по всему глазному яблоку в доли секунды. В неровном свечении лампы, не весть как пережившей творившийся в комнате бардак и разрушения, засияли два черных, чернее самой безлунной ночи провала. Не было никаких ярких
эффектов, сопутствующих обращениям существ. За спиной разверзся мрак, казалось, что часто комнаты просто отсутствовала. Пусть теперь уже нельзя было определить направление взгляда, можно было ощутить, как эти противоречащие природе человеческого строения глаза направлены на демоницу.
- Ты ведь за этим пришла?
Эрнест криво усмехнулся, но усмешка тут же пропала, уступая место на лице злости и безэмоциональной отстраненности от всего, кроме гнева. Кровь медленно потекла вверх по руке, возвращаясь в тело под действием воли, ранки задымились, быстро затягиваясь. Можно было видеть, как в глубине плоти мерцают в черноте зеленые искры. Тьма окутала своего владельца, как плащ, от чего мужчина сейчас больше походил на птицу с длинными свисающими на пол крыльями. Может, поэтому кто-то прозвал его вороном? Пожалуй, именно так должны выглядеть злые колдуны из наивных детских сказок, которые так любят читать на ночь своим чадам заботливые мамы. И, тем не менее, все было реально. Сейчас демона и мага разделяла только книга, лежащая на полу. Из-под обложки, словно языки огня, вырывались маленькие потоки черноты, тянувшиеся к
Эрнесту, пытаясь прикоснуться к нему.
- А теперь потрудись мне рассказать, зачем тебе понадобилось это? – книга метнулась в руки, тонкие пальцы сдавили обложку. Показалось, или на грани слышимости действительно раздался болезненный стон? – Тебя не учили, что рыться в чужих вещах без спроса плохо?
Эрнест явнозлился. Злился из-за того, что кто-то так просто залез в его сумку и забрал то, что ему не принадлежало, из-за того, что сегодня могло стать на одно здравомыслящее существо меньше, а ведь это повлекло бы за собой множество жертв. Злился, наконец, на себя за свою беспечность и то, что она стала причиной прекращения встречи с тем толстяком.
Глаза смотрели внутрь девушки, и это было не заклинание и не магия. Они легко проникали за любые барьеры, выискивая в хитросплетениях магических нитей истину, и они точно знали, что девушка носит под сердцем и какой силой владеет.
- Не думаю, что ты решила просто заглянула сюда в надежде обнаружить там, скажем мои дневники или милые рассказики. Даже не зная, с чем имеешь дело, ты просто открыла неизвестную вещь, как если бы она была твоя, - книга с тихим шелестом открылась на одной из страниц, чтобы тут же быть захлопнутой с громким стуком. – Наверное, ты думаешь, что я должен бояться тебя, ведь в твоих руках находится столь сильный инструмент, способный уничтожить любого на твоем пути - как-никак, я всю жизнь занимался такими вещами. Но я, к сожалению, не чувствую этого. А еще я крайне удивлен и мне очень интересно, зачем ты полезло к этой вещи.
Продолжил Эрнест уже тише, хотя все так же ясно и четко.
- Все вокруг теперь хранит отпечатки тех картин, которые породило твое сознание. Скажи, стоило твое любопытство того?


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Четверг, 2018-08-30, 11:27 AM | Сообщение # 36
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Женя всё ещё плохо понимала, где реальность, а где продолжение её бесконечного кошмара. Образ мастера то и дело расплывался перед глазами, так что девушка, кажется, даже поначалу не замечала никаких изменений в его облике. Демон вслепую ударил по ближайшей к нему стене бронированным кулаком, отчего та красиво рухнула к чешуйчатым ногам, обдав Женю и мастера мелкой крошкой и старой штукатуркой.
- Зачем? - со злой иронией спросила она, глядя на Ворона с высоты своего роста, - затем что я демон, уважаемый. Порочный, мерзкий и жадный до знаний. Такие как я не останавливаются ни перед чем, чтобы обрести то, что им нужно. У нас совершенно иная мораль, которая вполне позволяет нам рыться в чужих вещах и брать то, что нам не принадлежит. Простите за возможные неудобства.
Трудно понять, чего в этом голосе было больше - боли или гнева. Хотя скорее именно боль породила тот лютый гнев, который сейчас бушевал в душе девушки. Демоны сами по себе - существа горячие и скорые на расправу, по крайней мере, большая их часть. В их жилах течёт тартарианская лава, они - воплощенное пламя, что отражается и на их характере, усугубившемся в подобной ситуации, так что сейчас девушка вполне могла просто убить человека, что стоял перед ней, наплевав на правых и виноватых, и, наверное, так и сделала бы, если бы наконец не сфокусировалась на его несимметричном и не слишком красивом лице. Сейчас, обезображенное гневом, оно казалось ещё более уродливым, но хуже всего были эти чёрные, ничего не отражающие прогалы, в которых то и дело всплывали отголоски увиденного.
Женя дёрнулась будто загнанный, напуганный, раненый зверь, пойманный в ловушку и готовый кусать любой движущийся предмет, лишь бы выплеснуть то, что сейчас творилось внутри исстрадавшихся души и тела. Ощущение безысходности всё никак не хотело отпускать её, будто бы после долгого ночного кошмара, когда по пробуждении пытаешься убедить себя, что это всё сон, что всё закончилось, что всё не взаправду, что бояться нечего, но где-то на задворках сознания плещется страх и мысль о том, что, возможно, всё это было реальностью. И ты раз за разом возвращаешься в этот чертов сюжет и снова прокручиваешь всё в голове, размывая ту тонкую грань между сном и явью, всё больше погружаясь в пучину созданного твоим же сознанием ужаса.
Девушка чувствовала себя обозлённой и беспомощной, проснувшейся в глубине её собственной души маленькой девочкой, которая хочет вцепиться в мягкую, пропахшую горьким одеколоном куртку, прижаться к широкой спине уходящего от неё мужчины и крикнуть: "Не оставляй меня!". Потому что ей страшно. Потому что она останется одна в огромном и незнакомом замке где-то в другом мире у черта на куличиках, не зная что ей делать и как справиться с теми обязанностями, что были на неё возложены. Потому что если он не вернётся, то... Да только могут ли эти маленькие руки сдвинуть такую махину хотя бы на миллиметр? Разве разжалобит его этот страх в её наполненных слезами голубых глазах? Нет, он скорее брезгливо поморщится и скажет, что она должна контролировать свои эмоции, иначе долго не проживёт в этом мире. И уйдёт, а она ничего не сможет с этим поделать, а там... вдруг всё же увиденное случилось на самом деле?
Девушка неосознанно подошла к мастеру настолько, насколько позволял лежавший на её пути фолиант, из которого иногда вырывались потоки тьмы, что тянули к мастеру руки, будто несмышленые младенцы к дорогому папочке.
- Теперь понятно, почему ты ведёшь себя так нагло, - сказала девушка хрипло, наблюдая за тем, как мастер берёт в руки книгу и своими длинными тонкими пальцами проводит по обложке, - завел себе цепного пёсика и думаешь, что повелеваешь им. Хотя почему бы и нет, ведь что тебе терять, верно? Семья подохла, любимая девушка подохла, осталось только сидеть и утешаться в компании подобных предметов.
Женя не любила в ссоре задевать самое больное, так как считала это подлым и низким приёмом: нельзя обращать то, что тебе доверили, против того, кто когда-то открыл тебе душу. Но сейчас слова вырывались сами собой, как птицы, выпущенные из долгого заточения, словно ответ на то, что эта чёртова книга задела сокровенное в сердце самой эльфийки, воткнув первый предательский нож.
Считается, что демоны не могут любить, сама их природа противится таким светлым чувствам, и демоны охотно подтверждали этот стереотип, спокойно убивая своих собственных детей, родителей и друзей. Плетя интриги против тех, кто им доверился, предавая, разбивая сердца и оставляя в кромешном отчаянии того, кто когда-то доверил им свои чувства. Однако были и исключения. Любовь Жени к Дрэйку была противоестественной, извращенной, странной, любовью похищенной девочки к своему похитителю, любовью жертвы к своему истязателю, который пропадал на недели, а то и месяцы, оставив о себе на память лишь несколько отметин на идеально ровной и гладкой раньше коже, любовью ученицы к самому жестокому из всех учителей, который выжимал её досуха, пережевывал и перемалывал в муку. Любить его всегда было больно как морально, так и физически. И всё же он был для неё всем и заставить её сотню раз смотреть, как он умирает, как пропадает то немногое, что ей безумно дорого, как погибает в агонии её собственная половина души, было не лучшим решением для оздоровления психики. Где-то в сознании ещё отдавались звон стали, шум битвы и приглушенные крики, к которым примешивались картины совершенно не связанные с ночным кошмаром эльфийки - смех, жилистая рука, барабанящая пальцами по столу, лес, освещенный магическими огнями, зал с несколькими невнятными фигурами. И обрывки фраз: "...в позицию, работай ногами...", "...это национальная еда дроу...", "книга...", "мой господин... мой мастер", "я счастлив, что...".
- Мне плевать, боишься ты меня или нет, - не заметив, что уже давно и сама перешла на панибратское "ты", проговорила девушка, - что мешает мне просто прибить тебя на месте и уничтожить эту тварь у тебя в руке?
Впрочем, эти слова были показателем того, что Женя пусть и ненамного, очень-очень медленно, но остывает. Во всей этой мешанине из образов всплывала только одна адекватная мысль: нельзя убивать этого человека, он ещё нужен. Именно потому девушка всё ещё стояла на месте и просто смотрела мастеру в глаза, если это можно было вообще назвать глазами.
Знайте - если разозленный вашими действиями демон не убил вас сразу и не предпринимает никаких действий в этом направлении, то велик шанс, что вы выживите. Демоны чаще всего вспыхивают как спички, оголтело уничтожая всё вокруг себя, но также быстро остывают.


Сообщение отредактировал Евгения_Лакатош - Четверг, 2018-08-30, 11:36 AM
 
masterCorbieДата: Пятница, 2018-08-31, 0:59 AM | Сообщение # 37
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Неожиданно Эрнест громко рассмеялся, и смехразошелся по комнате, зазвенел в стенах, от чего те, почти рассыпаясь, заходили ходуном, движимые отголосками эмоций мастера. За свою жизнь тот столько раз проникал в самую суть камня, переиначивал значения душ материалов и предметов, что теперь в момент гнев и отсутствия самоконтроля даже слабая искра могла породить пожар, чей огонь снесет на своем пути любые стены, лишь бы они были из камня и магии. Возможно, Ворон даже не замечал за собой этой особенности, просто упускал ее из виду или не хотел замечать то, как близко его душа стала к камню. Однако же временами мужчина замечал, что его кровь, как-либо образом покинувшая тело, блестела как если бы в ней находились маленькие кристаллические крупинки. Это не могло не настораживать, но только не сейчас.
Отсмеявшись- голос звучал красиво, пусть и походил на карканье птицы-, Ворон широко улыбнулся, от чего в полумраке комнаты блеснули остры клыки верхней челюсти. Пальцы, державшие книгу, просто отпустили предмет, и тот завис в воздухе, поддерживаемый черными нитями.
- Какая бойкая на язык девочка, - произнес мужчина, сделав еще один шаг вперед. Чернота расползлась уже по большей части комнаты, и сейчас эльфийка смотрела в пустоту, которую можно было сравнить с бездонным колодцем без края и конца, центром которого был мужчина без глаз. – Цепного песика, хах. Ты когда-нибудь просыпалась от того, что ничего не слышишь? Пыталась не дышать, ведь шелест воздуха был громче грома в ясном небе?  Верно, все, кто был мне дорог, мертвы, итерять мне нечего, а вот тебе есть, что, верно? Как ты сказала... Лилия?
Эрнест Щелкнул пальцами, и в темноте внезапно заполыхал, вырастая прямо из его руки, огромный красивый цветок, сплетенный из зеленых нитей. Он засиял столь ярко и столь внезапно, что его свечение больно ударило по глазам, только не по глазам мужчины, ведь те были рады любому свету и без остатка поглощали его. Ворон же на секунду замер, лицо его приняло задумчивое выражение.
-Королевский цветок, цветок императоров и правителей, символизирующий бессмертие и возрождение, неплохо. Девочка будет жить в любом случае, ведь она обречена жить, кем бы она ни была. Жизнь будет теплиться в ней, даже если ее тело по всем законом этого мира не должно будет нести в себе огонь живого существа. Это ли не мука?
Цветок имел в диаметре длину руки, когда его поверхность начала покрываться тонкой пленкой, сверкающей в отголосках света, сумевшего все же пробиться сквозь то, что когда-то звалось балконом, а теперь представляло из себя жалкую груду щебня. Затем рукотворное растение сжалось, быстро уменьшаясь в размерах и уплотняясь. Хрустнуло что-то среднее между стеклом и графитом, и вот на ладони заколыхались лепестки нежного голубого цвета, созданные из кристаллов самой энергии. Лепестки живого растения, а не мертвой подделки из камня или драгоценностей. Для Ворона такая манипуляция не была проблемой – тьма за его плечами вбирала в себя огромной количество магии, собирая ее прямо из окружающего мира. Возможно, если это продолжится, то на
месте отеля возникнет аномалия, высасывающая энергию уже из живых существ, стремясь восполнить нарушенный баланс. В стенах всегда будет холодно, а постояльцы начнут болеть, теряя драгоценное тепло.
Цветок сиял ярко и чисто. Среди кромешной тьмы это смотрелось очень красиво, как звезда, вспыхнувшая в мертвой глубине космоса и дарящая свой живительный свет всему, чтобы было рядом с ней. Безусловно, свет мог превратиться и в карающие лучи, выжигающие все на своем пути, но не таким было желание его создателя. Мужчина играючи кинул бутон девушке, насмешливо и даже немного иронично улыбаясь, что не мешало гневу. Действо имело множество направлений, и никто не говорил, что среди них отсутствовало желание позлить девушку, сыграть на ее чувствах, хотя этот мотив и был невидим.
- Отдай его малышке, когда та появится в жестоком мире, пусть порадуется, - мужчина фыркнул, вновь сделав шаг вперед и оказавшись на расстоянии всего двух метров от демоницы, если от последней веяло жаром преисподней, то от первого расходились волны холода, пожирающего и обжигающего.
Бутон взмыл к глазам девушки, сверкнув своим сиянием, и сложился в не большой комок, будто цвет укрылся с наступлением ночи, и упал в когтистую руку.
– Думаю, малышке Лилии понравится.
Эрнест мгновение молчал, давая словам право звучать, а затем ехидно ответил:
- Ты не убьешь меня, ведь тебе так нужно закончить подарок для своего ненаглядного, ты ведь не хочешь его расстроить? Ты не убьешь меня, ведь тебе не нужны проблемы в такой сложный час. Причин огромное множество, а потому охлади свой пыл и успокойся, не веди себя, как капризный ребенок, нашкодивший и не желающий принять правдивости слов о том, что его действия были глупыми и бессмысленными. – Эрнест ненадолго склонил голову набок, как если бы припоминал что-то. – Ах да. Книга.
Он качнул кистью, и кожаная книжица подлетела к нему, прячась в складках плаща.
- Это чернота – не ее производное, - Герман вновь качнул рукой, и мрак, сочащийся со страниц, втянулся обратно, прячась от глаз. – Это мое благословение и проклятие. Думаю, ты услышала ответ на своей вопрос. Что-то еще?
Последнее прозвучало уже спокойнее, но в голосе чувствовалась затаенная опасность человека, которому плевать на  все и который на все готов. Мрак в лазах ещебольше сгустился, в нем замелькали образы виденные уже девушкой, будто вылезая из-за заслона и силясь дотянуться до демоницы.


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Пятница, 2018-08-31, 3:36 AM | Сообщение # 38
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Смех мужчины разнесся по комнате и от этого странного каркающего звука становилось как-то не по себе. Он был мелодичен и приятен уху, но в то же время что-то потаённое, пробирающееся в душу скрывалось за ним. От него шёл ледяной холод, такой контрастный с горячей натурой демоницы. Лёд и пламя, две противоположности, такие далёкие и такие похожие одновременно.
- Лилия... - тихим шёпотом повторила за ним Женя и рука её неосознанно потянулась к животу, прикрывая его когтистыми пальцами. Инстинктивный жест беременной женщины - защитить, не дать в обиду, спрятать от всего мира. Внезапный, неожиданный ребёнок-сюрприз, о котором она, кажется, узнала в последнюю очередь и появление которого смешивало все её планы, грозило привязать к одному месту, но в то же время девушка сама ещё не поняла и не приняла тот факт, что любит то, что носит под сердцем. Любит маленький комок жизни, плод от любимого мужчины, частичку их обоих, зародившуюся в её теле. Разум всё ещё боролся с неожиданным препятствием в её жизни, но тело было куда мудрей и теперь стремилось всеми путями отгородить любимое дитя от ужасов этого мира.
- Оставь мою дочь в покое, - воскликнула Женя, голос которой резко повысился, выдавая её чувства с потрохами, - она тут вообще не при чем!
Однако мастер и не предпринимал попыток сделать что-то с Лилией (да и вряд ли у него это получилось бы, даже если бы он сильно захотел, ведь к демону, особенно разъяренному, не так уж и легко подобраться), вместо этого он материализовал в своих руках странный цветок, от которого исходила ровная и сильная аура. На какое-то мгновение девушка даже остановилась, завороженная переливами на его прекрасных лепестках. Цветок лилии, самый прекрасный из всех, что когда-либо видело человечество.
Лакатош мало задумывалась о значении имени, когда придумывала его для дочери. Она всего лишь хотела назвать малышку в честь собственной матери, бабушки младенца, чтобы хотя бы так отплатить бедной горной эльфийке за всё, что ей пришлось пережить из-за странного, чужого, порожденного насилием создания. Чтобы хотя бы так отдать дань тому, что она не скинула с обрыва то, что породило её истерзанное чрево. Но... да. Королевский цветок, символ бессмертия и возрождения - это имя лучше всего подходило именно той, кем будет женина дочь. Бессмертному, прекрасному демону, потомку одного из тринадцати Лордов, наследнице Голода. В самый раз.
- Засунь себе его в... - посоветовала Женя, однако подарок уже плавно перекочевал в её когтистую лапу и засиял в ней приятным голубоватым сиянием. Вроде бы никакого подвоха не было - обычная безделушка с приятными свойствами, никаких потаённых кошмаров, скрытых ядов или там отсроченных проклятий. Зачем бы колдуну было убивать младенца, в конце концов? С другой стороны, зачем же ему дарить такие подарки? Чего он хочет?
Воцарилось молчание, но лишь на несколько томительных секунд.
- Да, я тебя не убью, - коротко признала демоница, - но не по этим причинам. Ты мерзкий, самовлюбленный и самоуверенный, и мне было бы приятно насладиться твоей агонией. Но я верю в судьбу, которая столкнула нас лбами не просто так. Именно поэтому ты ещё жив. У меня больше нет никаких вопросов к тебе. Оставайся со своей проклятой магией и хоть совокупляйся с ней до утра.
Последние слова звучали устало. Если бы она просто взяла в руку чужую вещь, она бы давно уже извинилась и загладила этот инцидент, но сейчас сами обстоятельства сложились так, что всё это вылилось в затяжной, изнуряющий конфликт, в котором не было правых и виноватых. Измученный разум не мог уже больше поддерживать пламя внутри жениного тела, так что очень скоро девушка снова стала маленькой хрупкой эльфийкой, которая опустилась на колени и закрыла ладонями лицо. Плечи её слегка подрагивали, слышались тихие, приглушенные всхлипы.
Она чувствовала себя прокрученной в мясорубке, так плохо ей в последний раз было... да никогда не было. Даже когда она узнала о смерти Николая. Даже когда началась война. Даже когда её похитили. Даже когда её учил демон, выжимая досуха, морально и физически. Над врагом можно посмеяться, от войны можно убежать, демон - это лишь временное неудобство, потому что обучение когда-нибудь да закончится и ты это прекрасно знаешь. Из любой ситуации можно выпутаться и выйти победительницей. Но вот от самой себя и своего же собственного разума сбежать не получится, он исчерпает тебя до дна, измучает и оставит лишь оболочку. Оно заставит тебя пережить всё самое плохое ещё раз, не дав возможности защититься, предав тебя в самую трудную минуту.
Скоро Женя восстановится. Она была сильной, её психика была довольно устойчива, не говоря уже о том, что она пережила множество всяких неприятных ситуаций. Но сейчас гнев схлынул, оставив просто изученную и опустошенную беременную женщину.
 
masterCorbieДата: Понедельник, 2018-09-03, 0:14 AM | Сообщение # 39
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
-Да,- тихо произнес Эрнест, медленно подходя к опустившейся на колени девушке. Посох, вновь обратившийся тростью, тихо постукивал оп пол, заставляя бетонное крошево разлетаться в разные стороны, - проклятая магия и самовлюбленный человек, постепенно потерявший цену многому, что видит вокруг.
Остановившись перед эльфийкой, Ворон опустился перед ней, немного согнув одно колено, и заглянул в шелку между пальцами ладоней. Рука легла на плечо девушки, по ее телу потекли мягкие, как волны теплых морских вод юга, потоки энергии, пусть медленно, но уносящие с собой крупицы страха, боли, усталости и раздражения.
Пусть мужчина не был целителем, он хорошо управлял энергией, и пусть совсем немного, но мог помочь человеку, попавшему в беду и требующему помощи. Зачем он вообще это делает? Возможно, девушка напомнила ему о том, что было давным-давно, о том, что могло бы случиться, если бы война в одночасье не отняла у мастера все, чем он дорожил, уже потеряв семью. Каждому хоть иногда хочется думать, что люди изменят о нем сове мнение на основе поступков, а не собственных выдумок и принципов. Такие мысли крутились в голове Ворона, с каждой секундой все больше ускоряясь и рискуя привести к совершенно ненужным выводам, но… зачем уже останавливаться, раз этот маленький бесенок уже видел вполне достаточно?
Эрнест быстро поднялся. Пусть глупое, но все же решение было принято, а возможные последствия просто отметались уставшим сознанием.
- Поднимайтесь, - спокойно сказал мужчина, подавая девушке руку. – Мы закончим с делом сегодня же. Зачем дальше тянуть, если этот контакт порождает только конфликт?
Дождавшись принятия безумного приглашения – мужчина прекрасно понимал всю абсурдность происходящего -, Ворон неожиданно усмехнулся. Тьма начала сгущаться, уже смыкаясь над головами, секунда, и свет полностью померк, а люди снова погрузились в кромешную тьму. Но затем…
- Только постарайтесь не моргать, -раздался в звенящей тишине на удивление веселый, будто и не принадлежащий, просто не могущий принадлежать Ворону голос. Нельзя было подумать, что обычно не выражающее сильных эмоций лицо может выдать простую улыбку, какой сопутствовали подобные интонации. Однако же это было так. В темноте озаренное набирающим силу светом лицо мужчины было украшено улыбкой, и ей не мешали даже темные провалы вместо глаз. Мрак был бесцеремонно разрезан, разорван яркими лучами,переливающимися всеми цветами, какие только мог воспринять человеческий глаз.
Оттенки голубого и зеленого, красного, фиолетового, переходящего в небесный розовый, а затем снова в красный. Нити сплетались в искусные узоры,
соединялись, образуя простой, но красивый каркас. Свет был даже ярче, чем тот что исходил он созданного мастером цветка, теплее и приятнее, хотя тут подошло бы слово “чище”. И в темноте его чистота была замена так же, как если бы в мире существовал только этот свет и ничего более. Продолжая быстро взмахивать тростью, Ворон будто невзначай произнес:
- Мы ведь не хотим оставлять комнату в непотребном состоянии? Спасибо, что не снесли несущую стену. Вам-то ничего, а мне придется платить за этот отвратительный номер, - и даже эти слова были произнесены со странной задорной иронией. Тем временем путы магических цепей замерли в равновесии, мягко горя во тьме, затем последовала яркая вспышка, сопровождаемая ударом трости в этом мире без звуков, и темнота пропала. Комната находилась в идеальном порядке, ничто не напоминало  о разрушенных элементах конструкций, выбитыхстеклах или иных повреждениях. Могло показаться, что время просто было отмотано назад, на тот момент, когда спокойному существованию старого и уже доживающего свой век строению ничто не угрожало.
Ворон отпустил руку девушки, спокойно потягиваясь. Сейчас его пустые глаз выглядели на удивление мирно. Пустота не казалось ужасной нет, ведь было видно, как в ней прячется свет.  Мастер легко подхватил сумку,быстро убирая в нее вещи. Закончив, он повернулся к Евгении, вопросительно поднимая брови.
- Итак, пойдемте? Или вы хотите, чтобы я взял вас на руки? – в голосе послышалась капелька ехидства, хотя лицо не выражало плохих эмоций.


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Понедельник, 2018-09-03, 2:50 AM | Сообщение # 40
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Единственное, что она услышала - это тихое постукивание трости и короткий тяжелый вздох, когда Ворон опустился на одно колено. Почувствовав прикосновение, Женя дёрнула плечом и попыталась отстраниться. По ощущениям мастер будто бы сам её высек, а потом пришёл утешать и лечить нанесённые им же самим раны. И всё же сил у девушки осталось не так много, так что ей удалось сдвинуться всего на пару миллиметров, что невооруженным глазом было заметить сложно.
Тем не менее вскоре ей стало хорошо. По телу будто бы лучами ласкового майского солнышка пробежали потоки энергии, вымывая из усталого разума остатки страха, боли и смятения, давая надежду на то, что всё будет хорошо. Иногда надежда - это более ценный подарок, чем принято считать, его часто недооценивают. Женя сделала глубокий вздох и слепо уткнулась мастеру в плечо, чувствуя, как её окутывает его странный запах тайги, снега и крови. Странно... чем ближе она к нему была, тем сильней чувствовала глубинную боль потери, что поселилась в его собственной душе, будто спящая кобра, что иногда открывала глаза, чтобы сделать резкий выпад и острыми зубами захватить жертву, и потом опять уснуть. Демоны ощущают чужие страдания, радости, желания и пороки, и сейчас девушка понимала, что внутри этот человек ощущает всё сильней, чем пытается показать. Это было болью не только расставания с любимым человеком, было и что-то другое. Может, именно поэтому он так отнёсся к ребёнку, что сейчас развивался внутри Жени?
Девушка, не меняя положения, подняла лицо и заглянула мужчине в глаза, точнее чёрные провалы, что сейчас были на их месте. Чтобы забрать его боль себе полностью, ей пришлось бы выпить его душу, но тогда она оставила бы за собой лишь пустой мешок с костями и внутренностями, без огня, искры и жизни. В какой-то степени боль - это часть нашей натуры, нельзя просто так вырвать её с корнем, не повредив саму личность. Однако она могла притупить его страдания, сделать их более блёклыми. Не сами воспоминания, но то, что они несли за собой. Боль ребёнка, потерявшего родителей, опору и крепость, которая в детстве кажется нерушимой. Боль любимого мужчины, которому пришлось своими же руками отправить изменившуюся возлюбленную на тот свет. Боль отца, который никогда не возьмёт на руки своё дитя. Своеобразная благодарность за помощь. Или же извинения за то, что она недавно сделала.
Всё конечно. Не прошло и нескольких минут, как короткое перемирие подошло к своему логическому завершению, так что восстановившая свои силы демоница легко, игнорируя протянутую руку поднялась на ноги и отошла от мастера на несколько шагов. Она сама себе удивлялась, ведь ничего же такого не произошло. Она всего лишь взяла в руки артефакт, пусть и чужой, да, пусть это было и глупо, и столкнулась с неприятными последствиями своего поступка. Вполне обычная, ординарная ситуация, рождённая собственным любопытством, так почему же на эмоциях она начала вести себя так, будто наступил конец света? Разве она мало пережила более страшных ситуаций? Ей довелось побывать на нескольких войнах, иногда она даже сама вела своих солдат в бой, ей приходилось пытать, обманывать, пожирать души, опаивать, лгать, посылать на верную смерть и использовать в своих целях.
Хотя, может быть, в иных ситуациях никто не пытался вывернуть её собственную душу наизнанку?
- Думаю, это будет наилучшим выходом из ситуации, - холодно кивнула она, наблюдая за игрой света и тени и за тем, как мастер восстанавливает разрушенные ей "апартаменты". Девушка последовала его совету не моргать, хотя это было довольно тяжело, так что никаких ужасающих последствий не последовало, разве что слегка резануло глаза, хотя зрелище на самом деле было очень красивым, впору залюбоваться.
Она с некоторым удивлением перевела взгляд на своего собеседника, когда всё закончилось. Его весёлый голос и добрая улыбка самым странным образом контрастировали с его налитыми тьмой глазами и тем, как он вёл себя раньше. Его лицо снова стало приятным, хоть и немного худым, лицом артефактолога, который пришёл к ней впервые. Будто бы ничего и не произошло.
"Да уж, Дрэйку об этом инциденте знать точно не стоит", - решила для себя девушка, отводя взгляд и не отвечая на явные насмешки Ворона, - "от этого точно жалости не дождёшься".
Женя уже ярко представила себе лицо демона, когда он узнает, чем занималась его жена в последнее время. Уже предчувствовала как его лицо приобретет выражение строгого ментора и из его уст вырвется его любимое слово "нерационально". Скорее всего, ей напомнят, кто она такая и как она должна действовать в таких ситуациях, пожурят за ненужные эмоции, неосмотрительность и излишнюю мягкость. Дрэйк был таким всегда. Ради неё он мог вступить в схватку с существом древней его в несколько раз, только чтобы убрать его с пути к власти, после чего валяться мешком почти полгода, восстанавливая магический резерв и физические повреждения. Мог пинать её с утра до ночи, чтобы сделать сильнее для достижения её собственной цели. Мог подарить ей самое совершенное из своих изобретений, хотя изначально планировал выручить за него огромный куш. Но не жалеть, не холить и не лелеять - этого от демона она никогда бы не дождалась.
- Идите один, я вас буду ждать у себя, - сказала она, когда мастер предложил им выдвигаться прямо сейчас, - и...
Она посмотрела на цветок, который всё ещё судорожно сжимала в руках. Он был настолько красивым и совершенным, что расставаться с ним было безумно жалко, но всё же Женя сделала над собой усилие и положила его на только что восстановленный стол.
- Простите, я не могу это принять, - сказала она, - возьмите. И прошу прощения за всё, что я вам наговорила. Я не хотела вас оскорблять, но эмоции в тот момент взяли надо мной вверх. Надеюсь, этот инцидент не помешает нам расстаться наиболее мирно.
С этими словами девушка исчезла из комнаты, лишь треснула вспышка телепортации.
 
masterCorbieДата: Четверг, 2018-09-06, 0:12 AM | Сообщение # 41
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
- И почему я не удивлен? – задумчиво произнес Эрнест, вертя в руках теплый комок “лилии”, пульсирующий время от времени, словно живое существо, аленький пугливый зверек, только ищущий своего хозяина в этом мире. Усмехнувшись про себя, мужчина убрал цветок в карман, затем еще раз обвел комнату и, перехватив сумку поудобнее, зашагал прочь от столь неприятного как в воспоминаниях, так и в реальности места. Мастеру предстояла немалая дорога, ведь он желал сэкономить силы перед предстоящим ритуалом. Пора было заканчивать эту затянувшуюся историю.

Быстро переступив порог, Ворон легким движением отправил свои пожитки в сторону стола и, не обращая внимания на девушку, без лишних разговоров  устремился к зеркалу,бросив только спокойное, но не терпящее возражений “Заприте двери и окна и никого не пускайте”. Да, слова были абсурдными, в конце концов, артефакт и так хорошо охранялся (хотя для мастера подобная защита была просто смешной- он легко чувствовал ауру могучего магического предмета даже сквозь заслоны), но паранойя никогда не бывает лишней.
В след за сумкой последовал и плащ с плотным воротником, перчатки были сняты, оголяя изрезанные шрамами руки. Эрнест не хотел, чтобы хоть что-то стесняло его движения, а потому без видимого сожаления расстался с необходимыми в обычной жизни предметами гардероба. Работа была тяжелая и тонкая, требовала внимательности и ювелирной точности – манипуляции со сплавами мифрила и серебра никогда не отличались простотой.
Ворон щелкнул пальцами, и перед ним прямо из воздуха выплыл уже известный эльфийке корешок, на вид ничем не выдающий в себе особой ценности для артефакторов или даже травников. Он был скрученным, толстым и вытянутым, чем-то походя на переломанные пальцы, если бы они после такого ущерба могли быть возвращены на место и неумело пришиты каким-нибудь хирургом-самоучкой. Немногие знали настоящую цену этому растению.
Еще один взмах руки, теперь уже с зажатой в ней тростью, и между мужчиной и зеркалом засияла, сплетаясь из невесомых зеленоватых нитей, колдовская фигура, звезда о двенадцати концах, заключенная в два круга различного диаметра. Внутри звезды также находились несколько окружностей и фигур, имеющих огромное количество точек пересечения с разнообразными прямыми, соединяющими одному богу известные фрагменты чертежа в единое целое. Магическая система не отличалась особой внешней силой, не было каких-то спецэффектов, разве что энергетический фон немного дрожал, как листья, движимые невесомым ветерком, какой бывает в тихие летние вечера. Магический чертеж с каждой секундой обретал изящество, свойственное чарам высокого ранга, заискрились, выстраиваясь в воздухе в единый ряд, напоминающий длинную ленту, опоясывающую колдовской чертеж, буквы эльфийского алфавита. Но вот эфир дрогнул, руки Эрнеста взмыли вверх как если бы он был дирижёром некоего оркестра, на секунду все стихло, а затем в центр конструкции  тонким ручейком, быстро превращающимся вполноводную реку, хлынула сила. Плетение загудело, на грани слышимости зазвучал тихий свист, который… походил на старинную мелодию длинноухого народа. Странно, что человек вообще ее знал.  Начиналось самое интересное.
Ворон слабо усмехнулся, сделал неслышный вдох, и… запел. Голос то повышался, то понижался, набирая громкость и звучность, слова отдались в камне окружающих стен слабой ритмичной вибрацией. Тот самый мотив и те слова светлого народа, приятные переливы нот. Казалось бы, простая песня, лишенная силы даже в устах самого совершенного барда, но именно она заставляла колдовской узор пульсировать в такт музыки, отчего исходящее от него свечение то усиливалось, то ослабевало. Постепенно звезда начала вращаться, а на ее двенадцати концах, словно вырастая из оказавшегося в центре корня поющего цветка, потянулись красивые зеленый побеги, вырастая в длинные стебли, завязываясь в красивые еще не распустившиеся бутоны. И пусть ничто сейчас не было настоящим, растения эти выглядели как живые, даже вздрагивали от неосторожного движения, вызывающего легкое дуновение ветра. Эрнест не обращал внимания на то, что происходило вокруг. Сейчас он был сосредоточен лишь на своей  работе, на том, чему он посвятил многие годы своей долгой, полной жертв жизни.


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Четверг, 2018-09-06, 11:52 PM | Сообщение # 42
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
- Да, конечно, особенно если меня захочет навестить будущий хозяин этого зеркала. Обязательно не пущу. Так ему и скажу, мол, уходи, тебе тут не рады, у меня есть компания получше, - буркнула себе под нос Женя голосом очень тихим, неизвестно, расслышал ли вообще её мастер. Хотя, учитывая то, что она уже знала об этом человеке, мог и услышать.
На самом деле ситуация могла бы сложиться забавная, учитывая то, насколько демоны были ревнивы и как быстро вспыхивали даже от самых простых действий. Ну представьте себе: решили вы свою жену навестить, приходите такой радостный с явным желанием восполнить дни вынужденной разлуки, а ваша жена заперлась в комнате с каким-то непонятным человеком и ещё вас, законного супруга, не пускает на порог! Представив себе лица всех участников действа, девушка даже позволила себе едва заметную усмешку.
Однако двери и окна всё же в конечном итоге были плотно закрыты, Женя прошептала охранные заклинания и заклинания отвода глаз, чтоб не допустить визита случайных зевак или кого-то из друзей и родственников, и действо началось. Эльфийка устроилась неподалёку на полу, поджав под себя ноги. Стоит сказать, она выбрала лучшую наблюдательную позицию, точно её рассчитав, чтобы и в зеркале случайно не отразиться (а то мало ли что) и при этом видеть всё, что будет делать мастер. Давно ей не приходилось наблюдать за профессионалом за работой, так что зрелище обещало быть интересным, почти как сеанс в кинотеатре.
Она наблюдала, как мастер медленно складывает свои вещи, чтобы те не стесняли движения, как его тонкие пальцы прикасаются к зеркалу, как взмахивает тростью, будто призывая неведомые силы на свою сторону - ну точно колдун из сказки, который сейчас наложит на замок страшное проклятье сна и усыпить всех обитателей как минимум на столетие. Однако вместо сонных чар девушка видела тонкую и красивую магию, настоящее произведение искусства само по себе.
А потом мастер запел и это было настолько прекрасно, что девушка даже не удержалась от тихого восхищенного вздоха. Эльфы были расой одаренной разными талантами, в том числе и музыкальным, так что среди них было немало ценителей, даже среди грубых, привыкших к тяжелым условиям горных - песни их были хоть и не настолько изящны, но чисты как горный хрусталь. Вообще фраза "безголосный эльф" - это почти анекдот, ибо среди прекрасного народа вряд ли можно было сыскать кого-то, кто не может взять чистую и красивую ноту. Однако, если бы не внешность, мастера можно было бы принять за одного из остроухих (о, как бы ему не понравилось такое сравнение, если бы кто осмелился озвучить его вслух!) Голос у волшебника был красивым, он мог становиться то тише, то громче, возвышаясь до потолка, и вместе с ним замирало или начинало биться быстрей сердце, будто мастеру была дана такая власть над физиологическими процессами.
Что же касается внешности... Странное чувство. Ведь по эльфийским меркам Ворон был не слишком красив. Возможно, человеческая женщина и нашла бы в нём нечто своеобразное, но средней эльфийке он вряд ли понравился бы, если бы та увидела его где-нибудь на улице или в парке, проходя мимо него. Сама Женя могла бы в обычном состоянии признать его приятным, да и то не из-за самой внешности, а из-за манеры держаться, выражения лица. Сейчас же он был по-настоящему красив, когда вот так увлеченно занимался делом, на алтарь которого положил всю свою жизнь. Работа преображала его, магия сливалась с ним воедино, образуя единое целое, неотделимое от него самого, и это завораживало, притягивало взгляд будто магнитом. Что же, по крайней мере, его жертва не была совсем уж напрасной.
А ещё Женя знала эту песню, даже пару раз пела на весеннем празднике первой воды, когда в низинах впервые после долгой зимы тает снег и, согретый просыпающимся солнышком, ручейками стекает по камням. Песня о жизни. О том, что даже после длительных морозов наступает долгожданное тепло, что даже смерть не властна над верой в лучшее время. Девушке даже хотелось тихо подпеть, но она не решилась помешать тому, что видела.
Даже немного жаль было, что им с Вороном в скором времени придётся расстаться навсегда и больше никогда (девушка надеялась на это) не увидеться. Да, этот человек всё ещё был ей неприятен. Да, история с ним получилась... немного неприятной. Да, он слишком умён и проницателен, так что дело иметь с ним очень сложно - приходится просчитывать каждый свой шаг. И всё же сейчас было в нём что-то такое, от чего невозможно было оторвать глаз и что не хотелось отпускать от себя.


Сообщение отредактировал Евгения_Лакатош - Четверг, 2018-09-06, 11:58 PM
 
masterCorbieДата: Пятница, 2018-09-07, 1:55 AM | Сообщение # 43
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Песня лилась непрерывным единым потоком, заполняякомнату своим звучанием. Язык эльфов как ни что иное хорошо подходил для песен, обладая как нужной плавностью, так и умеренной резкостью, отчего слова ложились на музыку мягко и точно, ритм не сбивался и не ускорялся. Эрнест всегда иронично улыбался, стоило ему понять, что заказ потребует работы с металлами и изделиями эльфийской работы, ведь никакой иной язык не мог воздействовать на предмет столь хорошо, как язык его создателя. Несмотря на свою неприязнь к длинноухим, мастер научился видеть в их языке и музыке то, что, пожалуй, не замечали и сами эльфы, ценить переливы их песен и видеть сокрытую в строках силу, которой не доставало лишь воли, чтобы раскрыться во всей своей витиеватой красе. Пусть магия, завязанная на песни, и отнимало много сил, мужчина любил ее и всем сердцем отдавался каждому ритуалу. А ведь сейчас могли звучать и два голоса, и второй был бы прекраснее первого…
Холодная мысль, зародившись в глубинах сознания, побежала по струнам души печальной волной, затем и по всему телу, и после предалась самой волшбе, незаметно изменяя ее, как бывает с музыкой: стоит изменить всего одну ноту, и вот уже вместо мажора звучит минор, но минор невероятно красивый, переплетающийся со своим вечно радостным братом грустными отголосками. Песня плавно изменила свой ход, неизвестного происхождения музыка легко дрогнула, в ней будто зазвучали хрустальные колокольчики. Их звон походил на то, как падают в огромное подземное озеро крошечные капельки чистейшей воды, сокрытой от мира тоннами горных пород, не пускающих к сокровищу природы никакие проказы. Однако мужчина не останавливал своего пения, хотя могло казаться, что его работа свернула не в то русло. Напротив, голос все больше набирал силу.
Сведенные до того вместе руки разошлись в стороны как если бы Ворон пытался обхватить что-то огромное, необъятное.  В ладонях вспыхнул и ровно затанцевал зеленый огонь, его языки потянулись к колдовской звезде с корнем в центре, начали оплетать уже существующие побеги, придавая им силы расти дальше, вперед и вперед. Рисунок ненадолго замер, и вот уже внешний его круг движется в одну сторону, по часовой стрелке, а сердцевина завертелась против хода часов. Бутоны вздрогнули и начали медленно раскрываться, впитывая в себя звучания песни мага.
Каждый из лучей заискрился множеством огоньков-цветков, испускающих ласковый, пусть и немного холодный, в тон музыке свет. Цветы напоминали лилии. Впрочем, ничего удивительного. Лили являлись символом возрождения, а мастер сейчас возвращал к жизни существо, имеющее форму зеркала с длинной трещиной-шрамом на теле. Но чем дольше длилось пение, тем меньше становился этот уродливый знаком, последствие отраженной истины.
“Должно быть, девушка удивлена,- подумал про себя Эрнест, внутренне усмехнувшись, - ведь именно так она назвала свою еще неродившуюся дочь? Просто праздник лилий.  Аукнется это мне…”
Ритуал подходил к своему логическому завершению, заканчивалась и песня. Побеги призрачных растений оплетали артефакт, и тот уже больше походил не на простое искусное зеркало, но на арку, прячущуюся в тени лох диких растений и ведущую куда-то вдаль. Только путь этот лежал не куда-то, а к чему-то. К правде, которую  перед ровной гладью было почти невозможно скрыть. Цвет начали медленно увядать, лепестки заколыхались  и оторвались от основного стебля, растворяясь в пространстве сверкающей пылью. Какие-то из них закружились, подхваченные потоками энергий, и устремились к зеркалу. Опустившись на мерцающую гладь ровно в том месте, где находилась трещина, остатки былых цветов рассыпались в прах, а из него прямо на твердом полотне раскрывались в новые цветы, формируя красивый узор, походящий на расходящуюся ветвь . Но вот и эти остатки былой красы исчезли, на секунду укрыв артефакт дымкой приятного молочного цвета. Затряслись коренья, побеги и листья, дрогнули и развалились на мелкие волокна, пропадая в воздухе. Наконец и колдовская фигура замерцала и медленно потухла, хотя после нее в воздухе еще висел едва различимый образ.
Опала дымка. Песня еще висела с полминуты в воздухе, звеня последней своей нотой, потом и она стихла. Ворон умолк, устало дыша, однако не желая отдыхать, мастер в нетерпении сделал шаг вперед, всматриваясь горящими глазами в объект столь долгих манипуляций.
Зеркало ярко блестело лунным светом, отраженные блики взмывали ввысь и падали на самые разные предметы. Серебро словно светилось изнутри, весело мерцая.  Если внешне рама оставалась неизменной, то в магическом плане ее украшали длинные канаты ветвей, обхватывающих медный каркас со всех сторон и придавая ему образ надежности. Все выглядело правильным, естественным и…живым. На месте же трещины теперь колыхались несколько красивых бутонов, не видных в реальном мире, но оставшихся с зеркалом теперь уже, должно быть, навсегда. И лишь в самой глубине побегов, словно заблудившийся путник в чаще, мигал небольшой огонек. С первого взгляда он даже не был заметен. Впрочем, даже если смотреть прямо на него, все равно ничего не заметишь, так ажурно он был вплетен в вязь заклинаний. Но если и находился умелец, способный видеть спрятанное, то перед ним предстала интересная картина:  ворон с распростертыми крыльями, держащий в клюве развернутый свиток с печатью, а в левой лапке- маленький молоточек. Удовлетворенно улыбнувшись, Эрнест повернулся на каблуках и сладко потянулся до хруста суставов. Работа была закончена, а искусно спрятанное клеймо ничем не выделялось. Но тот, кто должен был его найти, найдет.
Ворон спокойно поднял голову на девушку и проговорил, опираясь на уже скакнувшую в руку трость:
-Что ж, думаю, готово. Посмотрите. Думаю, результат вам понравится несмотря ни на что.


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
Евгения_ЛакатошДата: Суббота, 2018-09-08, 0:16 AM | Сообщение # 44
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 1803
Способности: Стихия воздуха и земли. Музомагия
Имя персонажа: Евгения Лакатош
Награды: 6  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Раньше Женя и не представляла, что можно так любить магию. Больше, чем женщину, больше, чем живое существо как таковое. Магия в руках мастера была не просто инструментом - она была живой и дышащей энергией, которая струилась меж его пальцев, перетекала и стремилась заполнить собой всё вокруг. Никогда ещё девушка не видела, чтобы кто-то так колдовал - полностью отдавая себя, забываясь и растворяя себя в ней, будто нет ничего больше на свете.
Она видела, как словесные маги складывают прекрасные заклинания из строчек стихов, создавая настоящие картины лишь силой своего голоса и разума. Видела, как маги стихий (пусть и в ином мире, ибо в этом трудно было встретить чистую стихийную магию) заставляют энергию принимать самые разнообразные формы, иногда красивые, а иногда и ужасающие. Видела, как иллюзионисты создавали самые достоверные мороки, в которые поверил бы самый отпетый скептик. Видела, как некромаги играют со смертью на тонкой грани между добром и злом. Но всегда в таких представлениях магия была инструментом, подчиненной силой, которая выполняла желания мага. Здесь же не было хозяев и не было подчиненных, лишь единение и союз равных.
Голос волшебника сливался с магическими потоками, неизвестно каким образом придавая им то или иное настроение. В них отражалась печаль давно ушедших дней и звонкие переливы надежды, нотки радости и горечь утраты. Эта мелодия уводила за собой, и ведь Женя много раз слышала её в своей жизни, но никогда не смотрела на неё с такой стороны, не видела потаённых струн внутри неё, не знала, какие глубины скрываются за казалось бы незамысловатой, немного набившей оскомину песней её народа.
Странно было то, что мастер, ненавидя эльфов, нашёл самое прекрасное в их культуре и умудрился обернуть это в свою пользу. Конечно, со стороны иногда бывает видней, но ненависть часто застилает глаза, мешая видеть самую суть. Ворон умел ненавидеть и в то же время платить дань уважения тем, кого он так не любит. Это тоже в какой-то степени искусство, которое не может не вызывать невольного восхищения.
Звук всё разрастался и, казалось, достиг своей наивысшей точки, когда мастер развёл руки и потянулся к остроконечной звезде своей магии. Определенным образом потоки её влияли на цветы, что стали распускаться будто в погожий весенний денёк. Это не было магией жизни - Женя ощутила бы её эманации, это было нечто другое, но оттого не менее чарующее и завораживающее. Девушка не шевелилась, просто смотрела и хотела бы смотреть дальше, долго, сколько это вообще будет возможно. Слышать переливы его голоса, наполняющее её сердце непонятным ей самой вдохновением, впитывать каждое движение, каждый вздох, каждую крупицу магии. Внезапно она даже на какой-то миг почувствовала, как что-то шевельнулось внутри неё, что, конечно же, было невозможно: эмбрион внутри её чрева был слишком мал и недоразвит, чтобы подавать признаки жизни. Наверное, показалось...
Однако волшебству суждено было когда-то закончиться, и вот мастер остановился, тяжело дыша, и придирчиво осмотрел свою работу. Девушка слегка тряхнула головой, будто пытаясь сбросить с себя что-то, и встала с пола, разминая затёкшие от долгого сидения колени. Сейчас Ворон снова стал собой: взъерошенным, худым, немолодым и похожим на недовольную птицу колдуном. Чары вокруг него рассеялись, вернув ему прежний, узнаваемый и не слишком приятный вид.
- Вы очень самоуверенны, - ехидно улыбнулась девушка, когда мастер сказал, что результат ей понравится в любом случае, однако всё же подошла к артефакту сбоку и слегка коснулась его рукой. Ей не нужно было придирчиво осматривать инструмент после увиденного - и так ясно, что работа сделана превосходно, со всей возможной отдачей и трепетом.
Медь под пальцами была ещё чуть тёплой, от неё шла приятная энергия, что рождала приятное томление где-то в области живота и передавалось коленям, заставляя их слегка подрагивать, будто после долгой физической нагрузки. Женя прислонилась к тяжелой, украшенной орнаментом оправе лбом и тихонько вздохнула, не в силах совладать с нахлынувшими эмоциями, которые Ворон, кажется, передал своему артефакту вместе с песней. Девушка снова ощутила то, что почувствовала во время ритуала, и ей ужасно хотелось сохранить это чувство в своём теле навсегда.
- Оно прекрасно, - пробормотала эльфийка, с трудом заставляя себя отойти от артефакта на один несмелый шаг.
Не стоило бы ей так открыто показывать своё эмоциональное состояние, но почему-то эльфийка не могла с этим справиться - это было сильней её, как в той тьме, когда страхи заняли весь её разум. Девушка выглядела растерянной, смущенной и немного даже счастливой.
- Кхм... - наконец она взяла себя в руки, - благодарю вас, господин Ворон. Эльфийский союз официально всегда открыт для вас и ваша помощь лично мне была неоценима. Однако пришла пора нам попрощаться.
Голос её тем не менее звучал больше как "официально-то официально, но де-факто лучше здесь лишний раз не появляйтесь". В конце концов, так будет лучше для них обоих - им трудно было бы ужиться на одной территории, так что чем быстрей они расстанутся и вернутся к своим прежним делам, тем лучше.


Сообщение отредактировал Евгения_Лакатош - Суббота, 2018-09-08, 0:18 AM
 
masterCorbieДата: Пятница, 2018-09-14, 1:06 AM | Сообщение # 45
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 23
Способности: Артефакторика
Имя персонажа: Эрнест Виттор Герман Корбие
Награды: 0  +
Репутация: 3  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Безусловно, для каждой истории однажды наступает конец, печальный, счастливый ли- не важно. Сказитель закрывает свою видавшие виды книгу, вновь позволяя страницам замолчать и погрузиться в прекрасный сон, каким спят только сказки. Никакая история не длится вечно, не растягивается дальше положенного. Ворон прекрасно понимал это. Понимал и заложенный заказчицей в слова смысл, и то, что это будет лучшим выходом из сложившейся ситуации. Кроме того, мастеру и самому не хотелось больше оставаться в эльфийских землях, ведь каким бы хорошим актером он ни был, настоящие чувства, ненависть к длинноухому  народу продолжала теплиться глубоко в душе маленьким огоньком, и было нужно совсем немного, чтобы это незаметное, но уверенное пламя разрослось в лесной пожар небывалой силы.
Эрнест спокойно кивнул в знак согласия со словами эльфийки, однако глаза его продолжали пристально смотреть на девушку, будто видя сокрытый истинный облик не хуже того самого зеркала, которое еще совсем недавно было центром творимого ритуала, и, зная настоящие способности этого человека, можно было легко предположить, что тот действительно видел перед собой крылатого демона с ветвистыми рогами. Становилось не по себе от неприятного ощущения, будто кто-то совершенно бесстыдно разглядывает твое тело, роясь в его строении, перебирая одни нити энергии за другими. Впрочем, стоило мужчине
моргнуть, и это наваждение пропало.
- Вы правы, пора заканчивать, - Ворон в два шага оказался у стола. Понимая свои вещи, он буквально на пару секунд замешкался, поправляя перчатки. Когда же сумка заняла свое место на плече, а трость снова тихо постукивала оп пол, мастер двинулся к… нет, не к двери, ведущей к лестнице и выходу, нет. Он направился к зеркалу. “Может, решил попрощаться со своей работой?”-могла возникнуть мысль у стороннего наблюдателя.  В конце концов, можно простить уже давноживущему на свете артефактору маленькую слабость к железкам.
Оказавшись у витой медной рамы, Эрнест быстро развернулся на каблуках,  взгляд серо-зеленых глаз снова нашел девушку. Склонив голову на бок, как большая птица, Ворон спокойно, наверное, как никогда спокойно за эти несколько дней, улыбнулся. Что-то было не так.
- Что ж, вот и пришла пора прощаться, уважаемая Лакатош. Думаю, когда-нибудь мы еще встретимся, пусть эта встреча и не принесет нам большой удачи.
С этими словами мужчина легко потянулся и… просто сделал шаг назад, заваливаясь всем телом и спиной. Казалось, что обезумевший человек  сейчас уронит драгоценное зеркало, простоопрокинет его своим весом, и стеклянное крошево разлетится по всему полу. Однако стоило мастеру коснуться артефакта, как зеркальная поверхность пошла рябью, как вода, в которую бросили увесистый булыжник. Волны разошлись по всему “полотну”, затем раздались в стороны, как ртуть, и Ворон исчез в водовороте колыхающихся волн, просто пропал, поглощенный зеркалом, будто провалившись в морскую пучину.
Прошло несколько мгновений, и о присутствии мужчины напоминали уже только медленно успокаивающиеся круги на поверхности артефакта, но вскоре и они
прошли, вновь оставляя зеркало в своем первозданном, твердом виде. Каждая история обречена на конец. Но иногда сказитель может вздохнуть, перевернув пальцами следующую страницу, и начать новый рассказ, еще более интересный, манящий и хитрый. На столе лежал маленький сверток, накрывающий собой небольшой кусочек бумаги, сложенный до размеров квадрата. Стоило его развернуть, и перед решившимся на это оказывалось письмо и та самая сложившаяся в бутон лилия, мерцающая зеленоватым теплым светом с оттенками голубого. В письме же говорилось:
“Я подумал, что вы все же передумаете, а потому оставил вам эту безделушку. Этот предмет может изменять свою форму согласно воле своего хозяина, он запоминает некоторые формы и способен стать как кинжалом, так и изящной заколкой, а если владелец не обижен воображением, то эта маленькая прелесть может обзавестись и собственным сознанием, став верным спутником и слугой. Думаю, цветок станет птицей, маленькой и юркой бестией, души не чающей в девочке. Не стоит пренебрегать подобными подарками, особенно сейчас, когда воздух звенит от застоявшегося мира, да и потом, отказываться от подаренного просто неприлично. Передавайте привет дочке, если я не сделаю это лично. С уважением, Эрнест Виттор Герман Корбие.”
В конце под текстом мерцал чернильными линиями маленький движущийся рисунок: небольшая птичка, походившая на ворона, время от времени наклоняла голову набок, щуря глаза, как будто бы она ехидно улыбалась. Иногда она легонько подпрыгивала, немного раскрывая крылья, и тогда отраженный свет
весело играл на нарисованных перьях.  Даже в письме мастер не смог удержаться отмаленькой колкости, не злой и не доброй, но не оставляющей человека просто равнодушным.


"Закон суров, но это закон". Данному правилу подчиняются вся миры. Нельзя нарушить закон собственного существования, каким бы он ни был. Нельзя нарушить, но можно обмануть.
Анкета персонажа
 
ФРПГ Театр абсурда » Побочные сюжеты и мини-игры » Эпизоды » Проблемы только начинаются
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: