Театр абсурда
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
ФРПГ Театр абсурда » Беседка » Болтология » История рода Валынских: Дорога некромага
История рода Валынских: Дорога некромага
МарияДата: Вторник, 2012-08-21, 0:52 AM | Сообщение # 31
Почетная бабушка
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 7239
Способности: Некромагия, флористика, метаморфизм
Имя персонажа: Мария Валынская
Награды: 25  +
Репутация: 19  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Глава (сгинь, нечистая!) 13
Дома уснули, убаюканы прохладой,
Омытой питерским ласкающим дождем.
И мы, дворцовые оставив анфилады,
На берегу Невы еще чего-то ждем.

Быть может, мы с негаснущей любовью
Ждем, что напьется Мнемозины человек,
И наши имена пьянящей кровью
В гранит седой впитаются навек.

А кто-то, руны в камне высекая,
Вдыхая книг библиотечных пыль,
Мечтает, наверху, в предместьях Рая,
Чтоб сказка старая вдруг обернулась в быль.

Иные не хотят побед услады,
Те лабиринт зеркал оставили шутя.
Им мил лишь тихий дом с тенистым садом,
Где спит в кроватке робкое дитя.

А, может, превратил всех в изваянья
Балясин вид, где вьются кружева.
Ведь наши сокровенные желанья
Не выдаст норовистая Нева.

И только слышно как в холодных завываньях
Проступит смысл ее немых речей:
О смертные! Сбываются желанья,
Что шепчут в уши питерских ночей!


Здесь весна всегда наступает раньше. Редкий рождественский снежок сходит уже в январе, и за февраль робкое солнце вполне осваивается в зените небосвода, разогреваясь до состояния доменной печи. А затем, умытое весенними дождями, оно разгорается еще ярче, вдыхая свежеть и новую жизнь во все окружающее пространство, радостное и замершее в ожидании еще одного цикла.
Весною горгульи забираются на крыши повыше и подставляют уродливые головы теплым солнечным лучам, а мраморные люди с античными формами покидают свои постаменты, чтобы искупаться в холодных потоках местных рек.
А еще весна – это период зачетов и экзаменов для тех несчастных, что учатся в школах или высших учебных заведениях.
- Тебе надо рассказать все мистеру Кёркленду, - покачала головой Нелли, - тебе уже нельзя учиться, ты заваливаешься на каждом шагу. Странно, что наш старший учитель не хочет этого замечать. И утягиваться прекрати. Даже если живот не такой большой, это не значит, что над ним надо издеваться.
- Я… не могу, - жалко пробормотала Мария, - боюсь. Он сейчас опять будет на меня кричать…
- Не будет, - решительно ответила Нелли, хватая подругу за руку, - он не уронит лицо джентльмена, которому престало испытывать благоговение перед женственностью и материнством, - с этими словами девушка потянула слабо сопротивляющуюся Марию в сторону кабинета преподавателя словесной магии.

Константин приехал на следующий день, сразу после того как получил письмо со статуи-телепорта, с которой обычно и проводилась вся переписка школы с внешним миром. Она представляла собой статую обнаженной нимфы, к ногам которой кладется посылка с точным адресом, куда нужно доставить письмо. Желательно указать еще и место, где должна появиться посылка, особенно если это что-то крупное, ибо были случаи, когда статуя бездумно сваливала бандероль прямо благодарному получателю на голову.
Мария увидела мужа из окна, стоя в коридоре. Он был в саду, расхаживал туда-сюда меж ровно стриженных кустов в явном нетерпении. Первым порывом было кинуться к нему в объятья и закричать от радости, но Валынская сделала над собой усилие и осталась стоять на месте, а, когда ее чуть подтолкнули в спину, стала мерно чеканить шаг. Будто и не спешила никуда. Как настоящая леди. Как учили. Ведь этому ее хотели в первую очередь научить? Скрывать свои эмоции, лицемерить и казаться вежливой в любой ситуации, эдакой послушной статуей с натянутой улыбочкой. Что же, отчасти у них это получилось: девочка усвоила некоторые уроки, что снизошли преподать ей местные педагоги. Слишком многие изменилось за это время, слишком мало осталось от той робкой, но временами несдержанной и острой на язык девочки, что первый раз переступила порог этой школы.
Но когда нога ступила на юный травяной настил сада, и Константин обернулся, девочка на миг не выдержала и ускорила шаг. Его зеленые глаза светились радостью, отчего и без того приятные черты стали еще мягче, светлее. Духи предков, как она по нему скучала!
- Здравствуйте, Константин Сергеевич, - с лукавой улыбкой проговорила Мария, когда расстояние между мужем и женой стало совсем небольшим, только руку протянуть и коснешься теплого шелка.
- Здравствуйте, Мария Михайловна, - отплатил ей той же монетой улыбающийся мужчина, - как ваше здоровье?
- Отлично. А как ваше?
Им не надо было говорить вслух, чтоб передать чувства. Достаточно было просто смотреть друг другу в глаза и читать все там как по раскрытой книге. Лишь некая тень вины в очах друг друга обоим любовникам казалось неправильной.
- Пойдемте, - рука в перчатке черного шелка коснулась плеча Марии, и снова девочка оказалась в уютном тепле летающего кеба, где уже никого не стесняясь, смогла прижаться к теплой груди своего мужа.
- Костя, как ты думаешь, кто у нас будет: мальчик или девочка?
- Не знаю. Но я бы хотел, чтоб наш первенец был мальчиком. А ты как считаешь?
- И я, - Мария прикрыла глаза, погружаясь в сонную марь мерного движения, - но даже если это будет девочка, я хочу, чтоб она была самой счастливой на свете. Чтоб рядом с ней всегда были любящие родители и верные друзья, которые всегда поддержат ее и не смогут предать. Чтоб она никогда не знала боли и побоев. Чтоб если замуж, то только после семнадцати лет и только по ее собственному желанию. А если все-таки мальчик, то я бы воспитывала его так, чтоб у него никогда рука не поднималась на женщину. Чтоб он защищал слабых и обездоленных… Ведь так будет, правда?
- Правда, - проговорил Константин, обнимая своего наивного еще по сути ребенка, - ты будешь прекрасной матерью, Мария. Я счастлив, что выбрал именно тебя.
- И я… счастлива… - девочка осторожно провела рукой по напряженному плечу мужа, - Костя, скажи, почему ты так долго меня не навещал? Я ужасно скучала и… мне так много тебе нужно было рассказать…
Константин отвел глаза и явно занервничал.
- Прости, моя девочка, у меня было очень много дел. Но я каждый день думал только о тебе и о том, как мы встретимся. Как я снова смогу тебя обнять… Если хочешь, - переводя тему, проговорил мужчина, - завтра же мы отправимся в Петербург. Ты же всегда так хотела его увидеть.
- Хорошо, - блаженно улыбнувшись, ответила Мария, - а сейчас я посплю немного. Ты ведь не против?
- Спи, малышка, спи. Слишком много выпало на твою долю. И еще многое выпадет, к сожалению.

Они шли вдоль набережной Фонтанки по направлению к мосту, который привел бы их к Казанскому собору. Но они свернули на Невский проспект и уже там не спеша шли по мощеной улице, вдыхая запахи выпечки из местной закусочной, предлагавшей широкий ассортимент всяких разных вкусностей от пирожков до нежнейших сахарных палочек и вафель из сердца Франции.
Отсыпав немного приветливой даме в сером с полосками платье, будто дворовую кошку брали за эталон, Константин протянул фигурный пирожок смотрящей на него голодными глазами Марии. С вишней, как она любит.
Девочка осторожно взяла сие угощение жадно впилась в него молодыми зубами, после чего ее лицо стало несколько грустным, будто вместо обещанного торта в глазури ей подсунули поднадоевшую овсяную кашу.
- У нас в замке пирожки с вишней готовят куда лучше, - заключила она, но проигравший во вкусе продукт выбрасывать не стала, доела полностью, - но, по крайней мере, я теперь сыта и готова наслаждаться дальнейшей прогулкой.
- Как там наш малыш поживает? Ему тоже нравится гулять по Петербургу? – Константин неуловимым для блюстителей этикета движением коснулся трогательно округлившегося животика.
- Он толкается постоянно, - проговорила Мария с улыбкой, - кажется, он ждет не дождется, когда сможет появиться на свет и увидеть этот мир.
- Думаю, его ждет самое прекрасное зрелище: счастливая и очень красивая мама, глаза которой будут сверкать как два бриллианта.
- А еще его ждет очень хороший папа. Костя… Я люблю тебя.
- И я. Горизонт уже краснеет, скоро вечер. Может, нам стоит вернуться в гостиницу, чтоб приготовиться физически к тому моменту, когда начнут разводить мосты? Я хочу, чтоб моя жена со свежими силами созерцала такое прекрасное зрелище.
- Я совсем не устала, - сказала Мария беспечно, - и не думаю, что устану впредь. Это место вдыхает в меня энергию, наполняет силами. Здесь везде разлита магия, хоть и магов тут гораздо меньше, чем в Англии.
Константин с беспокойством посмотрел на жену. Он больше всего боялся, что сил ей придает вовсе не местная магия, а энергия тех мертвых, что пожертвовали своими жизнями ради возведения этого города. Да, магия здесь была разлита повсюду. Магия смерти, коей, конечно, не могло быть на территории школы.
Но Марию не тяготили те же думы, что и ее мужа. Она была свежа и румяна как ярмарочный пряник и с нетерпением ждала того мига, когда город осветится сотней магических огоньков, превращая тяжелые гранитные своды замков и храмов в летящее чудо, стремящееся в затянутые тучами хмурые небеса.
Ночь здесь наступает быстро. Она царственно спускается с вышины и накрывает своим черным крылом все мостовые со спешащими куда-то людьми, убаюканные вечерней прохладой дома, рябящие красноватые в закатных лучах каналы с фигурными ограждениями, статуи львов с белыми мраморными гривами. Даже сфинксы, вестники беды, поддаются ее чарам и засыпают на своих высоких мрачных постаментах.
Но сам город, будто борясь с силами ночи, постепенно зажигает свои магические огни, превращая все окружающее пространство в иной род дня. Этот день светлый, радостный, наполненный жизнью и ушедший из плена серого питерского неба. На набережную вышли многочисленные люди с мольбертами, дабы запечатлеть эту невиданную красоту. Недаром отец Марии называл Петербург городом голодающих художников…
- Мария, что же ты там все высматриваешь? – спросил Константин, поворачиваясь к девочке, что оперлась на поребрик и, вытянув шею, смотрела куда-то в ледяную воду под дворцовым мостом.
- Да просто говорят, что ночью здесь появляется воронка, которая затягивает людей с неустойчивой психикой, - старательно кусая губы, ответила Мария.
- Обычные сказки, которые так любят простые люди, - безразлично пожал плечами Константин, - лучше смотри на сам мост. Это чудо современной магии и техники, и ты просто должна это увидеть.
Валынская послушно отвлеклась от выискивания злосчастной воронки и начала смотреть на подсвеченный разными цветами мост.
Прошло несколько секунд, прежде чем крыло медленно и изящно, будто лебединое, стало подниматься в воздух. Издалека вся конструкция казалась такой маленькой, даже кокетливой, хотя днем Мария прекрасно видела, насколько огромен этот мост на самом деле.
Застывшая музыка мраморных изваяний начала оживать вместе с этим движением, и не хватало только самих нот, что полились бы, обрамляя все это великолепие в настоящее произведение искусства.
Мария застыла, неприлично открыв рот. Но никто сейчас и не обращал на это внимания: все были поглощены чудесным зрелищем.
Но вскоре движение крыльев моста остановилось, однако волшебная песня, застывшая в камне и железе, никуда не исчезла. Она просто свернулась уютным клубком и как кошка заурчала во сне до следующей ночи.
- Тебе понравилось, любимая?
- Д-да… - запнувшись, пробормотала Мария, но потом, собравшись с разбежавшимися мыслями, продолжила, - если все началось здесь, то я считаю, что это было лучшим местом для начала красивой легенды. Жаль только, что все шедевры литературы чаще кончаются смертью, а не свадьбой.
Голос до этого момента веселой девочки прозвучал неожиданно печально, будто дурное предчувствие отметило ее чело своей печатью.
- Откуда в твоей головке такие грустные мысли? – удивился Константин, хватая девочку под локоть и ведя ее вдоль набережной к следующему мосту, крылья которого уже начали подниматься вдали.
- Не знаю, - девочка поежилась от пробирающего до костей ветра и закуталась в отороченный мехом плащ, - это место прекрасно, оно полно энергией, от которой мне хочется сворачивать горы, но порой оно навевает очень печальные мысли. Даже не так… тоскливые. Будто часть меня похоронена здесь, в этом гранитном камне, и я понимаю, что она уже не воскреснет никогда.
- Ну вот что, - решительно проговорил Константин, - хватит печали. Мы сейчас пойдем в гостиницу, где у меня для тебя есть небольшой подарок. Я надеюсь, что он тебе очень понравится.
Путь до гостиницы занял всего несколько минут, и вот уже молодая пара вошла в свои апартаменты с широкой двуспальной кроватью, застеленной невесомым пуховым одеялом цвета грозового облака, высоким шкафом с украшениями «рожками» и золотистыми ручками, парой цветастых кресел и низким столиком с кучей бумаг и путевых записок.
- Закрой глаза, это сюрприз… не подгладывай…. Вот все, можешь открывать.
Мария открыла глаза и воззрилась на прекрасное белое платье с жемчужной нитью и золотым шитьем. Оно было сделано просторным специально для ее живота. Теперь девочка поняла, зачем с нее недавно снимали мерки.
- Примерь, - настаивал Константин, задергивая тяжелые шторы, - я думаю, что ты будешь смотреться в нем просто великолепно.
С некоторой неохотой Мария подчинилась, и вот вскоре она стояла перед мужем в новом платье, после чего повернулась к зеркалу, разглядывая свое розовощекое и улыбающееся отражение.
- Ты очень красивая, - мужчина подошел сзади и ловкими пальцами застегнул на шее девочки жемчужное колье, - ты самая красивая из всех виденных мною женщин.
В отражении мелькнула чья-то тень, тонкая, будто бы девичья, держащая на руках маленький живой сверточек. Мария опасливо обернулась, но никого не увидела. Иногда зеркала выкидывали такие шутки, отражая совсем не то, чего от них ждут. Но эта тень показалась Валынской уж слишком реальной. Нет, она не была похожа на кого-то, кого девочка знала или хотя бы видела на своем жизненном пути. Какой-то миг девочка даже думала, что это женщина с ребенком, возможно, даже она сама.
Но к чему зеркалу отражать ее саму в будущем? Девочка перевела взгляд на мужа и заметила, как он напрягся. Значит, и он тоже видел эту тень.
За окном обозначился восход, но будто мешая ему появиться на свет, из тучного тела небес повалил мокрый снег, типичное явление для Петербурга весной. По крайней мере, так думалось Марии, которая почти всю неделю пребывания здесь видела именно такую погоду. Вчера вот только повезло.
- Пойдем в постель, девочка моя, - проговорил Константин, - за сегодняшний день мы слишком сильно устали. Да и нашему малышу требуется много отдыхать.
- Хорошо, - безропотно согласилась Мария и принялась снимать с себя оказавшееся не самым удобным жемчужное великолепие.
Тяжелая рука легла на плечо, успокаивая и ободряя. Девочка уже закрыла глаза, готовая погрузиться в царство Морфея, но что-то заставило ее снова взглянуть в то самое зеркало напротив кровати.
Помимо самих мужа и жены там стояла женщина. Высокая и статная, темноволосая, с большой грудью. Красивая. Но все портила невообразимая печаль, что тронула ее миловидное скуластое лицо.
На руках она держала новорожденного ребенка, что едва заметно шевелился и иногда даже издавал нечто среднее между писком и типичным детским говорком.
А еще Валынская заметила, что сама женщина кажется немного прозрачной по сравнению с ребенком, которого она держала. Получается, что женщина мертва, а ребенок жив?
Что же это? Вряд ли зеркало предсказывает ее будущее, ведь перед ней совсем не она сама. Что все это значит? Мария не знала. Понятно было лишь одно: это было предупреждение о чем-то, что еще предстоит узнать.

Эпилог.
- Да скорее же, несите таз с водой и полотенца! У нее уже отошли воды! И лекаря! – кричала Нишка, суетясь вместе с двумя молодыми служанками над скорчившимся на полу телом, - и помогите поднять ее, мало вам было, что она посреди коридора завалилась! Мария, постарайся расслабиться и дышать глубже, не подтягивая ноги к животу, это опасно сейчас!
- Я н-не могу б-больше, больно… - едва слышно пробормотала Мария, позволяя поднять себя на ноги, - не могу…
- Все ты можешь, это вполне типичная боль, она у всех бывает, - проворчала Нишка, - и она скоро пройдет, думай только о том, как ты будешь держать в руках своего малыша. Позовите кто-нибудь хозяина, может, хоть он ее успокоит!
Боль, разрывающая суставы. Пот бисеринками покрывает молочно-белую кожу, а потом стекает за шиворот, заставляет волосы и одежду противно липнуть к телу. Неизвестно, сколько времени прошло, прежде чем ее ладонь схватила такая твердая и надежная рука. Самая любимая на этой земле…
- Костя, не отпускай меня… - побелевшими обескровленными губами прошептала Мария, - пожалуйста… Я боюсь…
- Не бойся, я рядом. Я всегда буду рядом, - говорит он, и это успокаивает. Он здесь, с ней. Теперь можно спокойно погрузиться в пучину небытия.
Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем боль стала отходить на второй план, и мозг постепенно начал воспринимать реальность. Кажется, слышался плач. Неужели это ее малыш? Нет, плач слишком низкий для новорожденного ребенка. Что происходит?
Девочка открыла глаза и уставилась на Нишку, которая сейчас собирала окровавленные простыни в неопрятную кучу и хотела их унести.
- Что… где… - еле выдавила из себя Мария, пытаясь приподняться на локтях.
- Лежи, лежи, - прошептала женщина, бросая окровавленные тряпки на пол и накрывая девочку одеялом, - все хорошо. Главное, что ты жива. И к тебе скоро придет Константин… когда успокоится.
- Что… значит… - Валынская жалобно посмотрела на служанку, - позовите… лекаря…
Нишка покачала головой, но лекаря позвала. В комнату вошел седеющий мужчина средних лет в длинном, почти до пят, халате.
- Увы, дорогая, - проговорил он печально, - ребенок не выжил. Я не знаю, что с ним случилось. Должно быть, он умер еще в чреве.
Марии показалось, что все снова плывет перед глазами. Ее ребенок… ее малыш… не выжил…. Как? Как такое могло случиться? Почему именно с ней?
- Я вас прошу, не надо себя мучить, - проговорил мужчина, касаясь липкой рукой ее влажных еще волос, - вы крепкая и здоровая девочка, молодая, красивая. Вы еще сможете нарожать кучу детишек.
- Скажите… скажите, а каким он был? – спросила Мария, старательно отводя глаза, чтоб не видеть этого дежурного сочувствия в его глазах.
- Знаете, - лекарь заговорщически склонился к ее уху, чтоб Нишка не смогла услышать их разговора, - родился довольно крепким мальчиком. Но на вас и вашего мужа совершенно не похож. Пушок на голове светлый, глаза серые, на щеке родинка странная красноватая. Только вот мертвый… Я еще удивился, как у таких родителей мог родиться такой странный малыш….
Услышав это, Мария в первый раз за долгое время залилась слезами.


Анкета Марии Валынской
 
МарияДата: Вторник, 2012-08-21, 0:52 AM | Сообщение # 32
Почетная бабушка
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 7239
Способности: Некромагия, флористика, метаморфизм
Имя персонажа: Мария Валынская
Награды: 25  +
Репутация: 19  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
Конец первой части.

Анкета Марии Валынской
 
ФРПГ Театр абсурда » Беседка » Болтология » История рода Валынских: Дорога некромага
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: