Театр абсурда
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
ФРПГ Театр абсурда » Управление » Анкеты персонажей » Анкета Марии Валынской
Анкета Марии Валынской
Девочка--вампДата: Воскресенье, 2011-04-10, 0:49 AM | Сообщение # 1
Директриса
Группа: Администрация школы
Сообщений: 14594
Способности: Флористика, анимагия, вампиризм
Имя персонажа: Светлана Валынская
Награды: 66  +
Репутация: 79  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
1. Валынская Мария Михайловна

2. Темный маг

3. Временный преподаватель фехтования

4. В последнее время сил и желания на полеты и драконбол нет.

5. Посох, в котором раньше была заключена душа ее матери. Смастерила его сама Анна Валынская, а ее дочь «позаимствовала» эту вещь. Кольцо у женщины вполне обычное без каких-либо уникальных свойств. Было выдано ей в школе. Ну и, конечно, все атрибуты уважающего себя некромага: ритуальный нож, чаша для сбора крови, связки человеческих костей.

6. Здесь Мария не доверила мне, честному и порядочному автору, рассказ про ее тяжелую и многострадальную жизнь (а у героев нашего абсурда других и не бывает), потому я передаю бразды правления в ее руки. Тем более, что она, скорее всего, знает больше чем я. Иногда повествование будет прерываться воспоминаниями из омута памяти и моими остроумными комментариями. Слабонервным и несовершеннолетним лучше не смотреть, есть сцены насилия, секса, телесных наказаний, нецензурная лексика.
Ну вот мне и довелось рассказать что-то о себе. Я Валынская Мария Михайловна, как вы уже, я думаю, догадались. Что я могу поведать о себе? Скромная, симпатичная женщина с двумя ВМО (высшими магическими образованиями), немного за 30. А, вам мало? Ну смотрите, сами напросились. Тогда начнем по порядку и издалека.
Род Валынских, к которому я принадлежу, славится редкими способностями к флористике и является весьма интересным образцом того, какие идиоты на свете существуют. Нет, я не имела в виду, что все в нашем роду идиоты, не надо перевирать мои слова. Идиот был только один. Точнее идиотка. Моя пра-пра-пра… куча пра, которая вопреки воле родителей влюбилась в какого-то парнишу из соседнего царства-государства и пошла творить глупости. Стандартная ситуация, если бы не результат. Нет, ну это надо было догадаться совершать ритуал отречения от семьи в полнолуние да еще зимой! В итоге получилось не отречение, а родовое проклятие, согласно которому все девочки будут рождаться похожими друг на друга, со способностями к запрещенной и ужасной некромагии да плюс с тяжелой судьбинушкой. И действительно, все девочки в нашем роду именно такие, и за ними тянется кровавый след. Что случилось с моей прародительницей, которая совершила ритуал? Да там на месте и померла. Туда ей и дорога. Только нам от этого не легче. Моим предкам пришлось приспосабливаться, постепенно обрастая новыми законами и порядками, порой чрезвычайно жестокими. Кстати, среди мальчиков тоже иногда появлялись люди с характерной внешностью и способностями, но гораздо реже. Самым известным был Виктор Валынский, который изобрел способ борьбы с Приходящими С Рассветом и создал семейную реликвию, посох из ветви Матери-дерева.
Не буду подробно описывать злоключения всех своих предков, остановлюсь на Ангелине Валынской. Вообще она самая старшая из оставшихся в живых представителей нашего рода. Наверное, вы сейчас подумаете, что она моя пра-пра-пра… и так далее. Фигу вам! Она моя родная бабушка. Как известно, любовь-морковь может овладевать и тем, кому далеко за пять сотен лет. И все бы хорошо, да от ее союза со знатным князьком Дмитрием Давыдовым, который потом погиб при загадочных обстоятельствах (ну, что я могу сказать, не зря мою бабушку среди своих порой называют Черной Вдовой), появилась моя мать, Анна Валынская. Почему меня не радует этот факт? А вы попробовали бы с ней пожить под одной крышей! Впрочем, мы же договорились по порядку.
Итак, теперь немного о моем отце. Михаэль Андерман, выходец из Германии из ничем не примечательного рода, который, однако, дал миру много хороших музыкантов и художников. Да, я наполовину немка. И только заикнитесь о фашизме и порнушке! А то я вам про ваши любимые США и Великобританию такое расскажу, что всю жизнь краснеть будете! (прим. автора Автор точки зрения своей героини не разделяет, Великобританию любит аки вторую родину и немецкую порнушку находит вполне сносной). Но я отвлеклась. У моего папы возникли проблемы на родине, и он переехал в гостеприимную Россию, где и встретил любовь всей своей жизни. Конечно, моей матери ничего не стоило притвориться 16-летней девочкой со светлыми способностями и ангельским нравом. А уж внешностью бог ее не обидел. В итоге мой по натуре весьма наивный отец влюбился и, вопреки всей пропаганде поздних и зрелых отношений своей родины, без промедления на ней женился и перебрался с уже женой в летний замок Андерманов в Англии, где молодая семья и осела.
А в 1869 году, через три года после рождения своей старшей сестры, Элизабет, появилась на свет я. Ребенком я была слабым, пугливым, послушным и довольно добрым. С самого рождения папа окружил нас с сестрой заботой и лаской. У нас было много красивой одежды, дорогих кукол в шелковых платьях, просторные комнаты, четыре кошки, большой обустроенный сад. Нянькам он нас не доверял, сам обучал всему, чему считал нужным нас обучить.

«Теплая и уютная кроватка, звуки музыки, которые доносятся будто бы откуда-то издалека. Она сидит, схватившись ручками за перила, и с восхищением смотрит на отца, который быстрыми движениями пальцев извлекает из пианино просто-таки волшебные звуки. Как же она завидует старшей сестре, которая уже может учиться музыке! Конечно, у нее всегда получается такая ерунда, что хоть уши затыкай, но важен сам процесс долбления по клавишам. Это же так весело! А ей говорят, что она еще маленькая и нескоро сможет так…»

А вот мама.… С мамой все было сложнее. Эта, безусловно, душевная во всех отношениях женщина с самых ранних лет взялась за нас с сестрой всерьез. Каждый раз, когда выдавался свободный день, мы вместе с ней спускались в подвалы и учились некромагии. Папа, к сожалению, слишком часто уезжал по работе, оставляя нас наедине с матерью и ни о чем не подозревая. Элизабет подчинялась ей во всем, а мне это жутко претило, за что я каждый раз и расплачивалась. Хотя я и пыталась рассказать отцу, он не понимал. Ведь магические пытки не оставляют следов, а напрямую сказать я не могла, опасаясь за свою жизнь.

"- Пап, не уходи, пожалуйста... - она вцепилась в полы отцовского плаща и не хочет отпускать его. Ни за что в жизни. Никогда. Иначе снова будет плохо... - я боюсь.
- Машенька, - Михаэль вздохнул и сел рядом с ней на корточки, - тебе нечего бояться. Наш дом защищен от нежити, я сотню раз перепроверял. А уж особенно после твоих жалоб!
- Но... она... - нет, нельзя говорить. Иначе мама ее просто убьет, она ведь обещала. Но как же он не поймет? Почему он просто один раз не спустится в подвал, когда они якобы уходят гулять? Ведь она же постоянно намекает..."

Так, казалось, длилось бы бесконечно. Отец продолжал не понимать, лишь удивлялся, что мы такие изнеможенные и испуганные. Но мама все объясняла тем, что мы скучаем без него и плохо едим. Ага! А вы попробовали бы сохранить отменный аппетит после того, как распотрошите труп только что скончавшегося лопухоида, который жил неподалеку и приносил молоко каждый понедельник. К тому же мама имела дурную привычку сажать нас на цепь в подвале и оставлять без еды. Так сказать, воспитывала в нас стойкость к житейским проблемам.
Но вот момент истины настал. Папа начал что-то подозревать и спустился-таки в подвал. Конечно, он увидел целую оборудованную лабораторию для занятий некромагией. Но если бы я знала, чем это закончится, я бы, наоборот, изо всех сил уверяла его, что все со мной хорошо, и никто меня не обижает... Сначала папа просто объявил, что забирает нас к себе на родину, на что мама отвечала истериками и нападками на всю свою семью. С тех пор нас не оставляли без присмотра ни на минуту, но однажды матери все-таки удалось стащить нас с кровати и снова повести в подвал.

«Скрипнула дверь, в комнату вошла мама в белой ночной рубашке, сильно смахивающая на призрак.
- Я не хочу... я не могу больше, - тихо шепчет Маша, понимая, что дальше будет, - пожалуйста...
- Идем, - она берет ее за руку и уводит из теплой и уютной постели, от вкусно мурчащей и пушистой кошки, - возможно, это последний мой подарок. А, может, и нет…
Что это за подарок, девочка не понимала до последнего. Мать возилась у жаровни и что-то бормотала. Мелькали щипцы, куски железа, какое-то тряпье.
- Иди сюда, - ее снова хватают, усаживают на стул и зачем-то крепко к нему привязывают. Маша знает, что спрашивать, зачем это, бесполезно, все равно не ответит. Но почему-то становится по-настоящему страшно. Еще страшнее стало, когда мать расстегнула на ней пуговицы и спустила платьице с плеч, другой рукой держа щипцы с раскаленным куском железа…»

Угу, в тот последний день она выжгла у нас обеих чуть выше груди клеймо со знаком нашего рода. Удовольствие, я вам скажу, ниже среднего. Тогда я не задумывалась, почему она сделала это именно тогда, ведь отец вполне мог увидеть это у нас и сразу же догадался бы, чьих это рук дело. Но теперь-то ясно, что она уже тогда знала, что отец ничего не сможет увидеть. Она тайком заговорила его кольцо таким образом, что вскоре оно поразило его самого, и он просто исчез.

«- Это ты во всем виновата... - тихо прошептала Мария, сжимая в руках один из заговоренных ножей и крадясь по лестнице на второй этаж, - ты думала, что трехлетний ребенок не сможет убить и вообще как-то тебе навредить? А я смогу... Смогу...
Она захлебывается в крови, пытается уцепиться за что-нибудь руками... Поздно. Ты уже мертва, просто пока не хочешь с этим смириться. Крик Элизабет... Если бы ты не проснулась, я оставила бы тебя в живых. Но ты проснулась и чуть не разбудила мою главную цель. Прости».

Как вы уже поняли, простить ей якобы смерть самого близкого человека я не смогла. Я убила ее и сестру. Последнюю, конечно, жалко, она мне ничего не сделала, но так уж получилось.
Когда я покинула замок и опустилась на землю, пытаясь осознать все случившееся, меня подобрала моя родная тетка, которая неизвестно каким образом прознала про смерть своей сестры и племянницы.

"- Ну и кто ты, прелестное дитя? - сюсюкает тетка, заметив Марию, сидящую на камне и бессмысленно смотрящую перед собой.
Как будто ты не знаешь, кто я. Все время ходила к родителям на чай. И почему ее тогда не насторожило то спокойствие, с которым тетка восприняла ее окровавленные руки и отсутствующий взгляд? Наверное, потому что ей тогда было три года..."

Так до 14 лет я жила с теткой, ее мужем и кузиной в их небольшом домике у реки. Не скажу, что те 11 лет были счастливыми. То, что меня спутали с прислугой, это еще полбеды. А вот постоянные издевательства и шуточки в сторону моей погибшей семьи сносить было очень нелегко. Но я продержалась 11 лет до того, как у нас с теткой разгорелась крупная ссора. Не помню точно, чем ей удалось меня задеть, но тогда я просто обезумела от ярости и, схватив фамильный клинок, перебила всех, кто находился тогда в доме. Всю семью.
И на мое счастье (или наоборот горе) именно в этот момент к моей тетке решил заглянуть ее друг, Константин Конипович.

"- Убейте меня.... - руки еще не хотят отпустить фамильный клинок, который вонзился в тела тетки Катерины, ее мужа и кузины. Сейчас тот красивый длинноволосый мужчина, что явился в гости к ее родне, казался ей спасением. Надо же, 11 лет терпела их издевательства и вот - не выдержала.
- Дура! - проговорил тот, выхватывая из ее рук клинок. Кажется, что он ее сейчас наконец освободит, но нет... Он стирает магией все следы их тут присутствия и, схватив ее в охапку, телепортирует".

Не знаю, какие им двигали мотивы, и какие у него тогда были на меня планы, если он даже не сожалел о том, что я убила его подругу. Через несколько дней он стал моим официальным опекуном, и мы переместились в его замок, в Трансильванию, но жили обособленно, почти ни с кем не общаясь, так как это место так и кишело вампирами, которых Константин не любил.
Сам Конипович оказался довольно древним по годам, но юным и красивым на вид, сильным темным магом, который помогал русским волшебникам создавать защиту вокруг школ и имел большое влияние в магической среде. Как я потом узнала, его предки были вампирами, но он в них не уродился, за что его родня не сильно-то жаловала.
А еще он оказался на редкость добрым человеком. После всех моих страданий он стал для меня отдушиной, чем-то напоминая мне моего отца. Конечно, в его замке я тоже выполняла в основном роль прислуги, но это не было мне в тягость. В свободное время я могла выбираться из замка и гулять по окрестностям и даже порой выезжать не очень далеко заграницу. Лишь одно никогда не давало мне покоя…. Константин был слишком красив, а я была молодой и глупой девчонкой, для которой первый, кто стал с ней нормально обращаться, превратился в некоего идола.

«Мария прислонилась к косяку, ловко придерживая поднос, чтоб ничего не упало, и смотрела в щелочку приоткрывшейся двери. Она раньше никогда не видела мужчину без одежды, и теперь это зрелище ее поразило и заставило замереть, всматриваясь в идеальные формы накачанного торса, ног, рук, а, когда он поворачивался, спины, наполовину прикрытой волной длинных темных волос, что переливались в свете свечей. Какой же он красивый…
Но, когда руки девушки сами собой потянулись к юбке, он повернулся и слишком быстро для человека оказался у двери. Мария пискнула, уронила поднос и со всех ног побежала наверх, в свою комнату. Сердце стучало как у загнанного зайца от страха и неведомого раньше чувства возбуждения.
Минут через 15 он зашел к ней уже одетый. Девушка сжалась, боясь, что он хочет наказать ее за разбитый поднос, но тот лишь усмехнулся.
- Я вижу, я тебе понравился, - с ехидством, которое не на шутку оскорбило Марию, проговорил он».

Ну, что я могу сказать.… Через пару месяцев после этой сцены он взял меня в жены, совершенно не смущаясь моим возрастом и его положением по отношению ко мне. Сочетались узами мы по человеческим законам, но этого нам тогда вполне хватало. Так я стала графиней Конипович.

«Глаза опухли от слез, щеки пылали. Мария пыталась опустить рубаху пониже и повыше натянуть одеяло, трепеща в ожидании того, что он сейчас войдет. Нет, она не боялась его, любила. Но ей было страшно от того, что ему по ритуалу надо с ней сделать. Зачем? Зачем это нужно? В душу прокрадывается ощущение, что сейчас что-то неотвратимо сломается, исчезнет.
Скрипнула дверь, послышались шаги.
- Не надо, пожалуйста… - уже с порога попыталась умолить девушка.
- Маш, ну что с тобой такое? Ты не больна? – спросил Константин, входя в спальню и присаживаясь на край широкой двуспальной кровати.
- Н-нет… я просто… боюсь, - выдавила из себя Мария, продолжая судорожно сжимать край одеяла.
- Ах вот оно что, - кажется, он начал догадываться, в чем причина того, что в последние недели девушка была сама не своя, - я не причиню тебе страданий. Тебе даже понравится, я готов поспорить».

А чего вы от меня хотели? Это сейчас все жутко развращенные, а тогда мы при слове «пестик» краснели и смущались. А тут взрослый мужик. Да почти без одежды. Но собственно, он оказался прав, мне и правда дико понравилось. Порыдала, конечно, над утраченной невинностью для приличия, но потом успокоилась и начала наслаждаться привольной жизнью знатной дамы, благо мой супруг окружил меня такой заботой и лаской, что я волей-неволей забыла обо всех тех пережитых годах и стала надеяться, что жизнь налаживается. А зря…

«- Маша, я хочу с тобой поговорить, - сказал Константин, отрываясь от бумаг, лежащих на письменном столе в его просторном и светлом кабинете, выдержанном в приятных зеленых тонах.
- О чем же? – спросила девушка, присаживаясь в глубокое кресло и блаженно щуря глаза.
- Ты летишь в Англию, в Магфорд, - скорее всего, более резко, чем хотел бы на самом деле, проговорил супруг.
- Зачем? – наивно спросила Мария, беспечно вертя в руках какую-то интересную штуковину, взятую со стола.
- Тебе нужно магическое образование. Ты не сможешь прожить вот так, на всплесках магии, что у тебя иногда проявляются.
- Но почему именно в Англию? Ведь можно же прибегнуть к помощи гувернанток или, на крайний случай, пойти в Тибидохс или Скаредо.
- Русские школы не адаптированы под обучение и воспитание некромагов, - отрезал Константин, - англичанам же часто приходится иметь с этим дело.
- Но я английского не знаю, - прибегла к еще одному вескому аргументу Мария, которой не хотелось покидать уже ставший родным замок супруга.
- Ничего, выучишь, - мягкий обычно голос Константина стал жестким и властным, - там отличная школа по обучению языку.
- Ладно, но учти – я там паинькой не буду, - раздраженно ответила Мария.
- Да хоть весь Магфорд разнеси, только чтоб диплом о магическом образовании у тебя был, - последовал ответ, который дал девушке окончательно понять, что спорить с мужем бесполезно, особенно, когда он твердо что-то решил».

Хотелось бы, конечно, продолжить повествование, описывая красоты Англии, ее чудесные сады, лоскутки полей, но, к сожалению, и тут нас ждет великий облом. Мое знакомство с великой морской державой началось с… пыточной. Ну, конечно, не стоило, наверное, говорить при директоре, что мне в Магфорде не нравится в таких резких выражениях, но нельзя ж так жестоко! Помню лишь, что меня завели в темную комнату и приказали делать со мной все, что угодно, но не калечить. И на том спасибо!

"Запах тюльпана... Так странно почувствовать его тут, в Англии, где везде лилии да розы. Хотя сейчас ей немного не до того. В комнату Марию не ввели - внесли. А если точнее - приволокли и бросили на кровать.
- Уууу, кто это тебя так, мать? - слышит девушка чей-то голос. Видимо, ее соседка забылась и спросила на русском, потому что тут же с той же интонацией последовала какая-то рычащая тарабарщина. Наверное, девчонка очень удивилась, когда ее новая соседка подняла голову и ответила ей чисто русским матом, куда ей можно идти со своей жалостью.
- Ну как хочешь, - пожала плечами рыжеволосая девушка, которая сидела на своей кровати и листала журнал.
Правда долго изображать безразличие она не смогла. Через несколько минут созерцания истерзанного тела соседки она встала и, набрав воды, села рядом.
- Терпи, - сказала она глухо шипящей Марии, обрабатывая раны, - они русских ненавидят, так что это не последний раз. Со мной тоже такое было. Хотела сначала маменьке с папенькой написать, да потом подумала - зачем сдаваться перед этими тварями? Попросила только выслать заживляющее зелье. Оно не совсем законное, но лечит отменно. Через пару дней скакать, как коза, будешь.
- От самки утконоса слышу, - глухо пробормотала Мария.
- Вот и помогай после этого людям, - нахмурилась девушка, - ладно, ты, когда облегчение почувствуешь, засыпай".

Так я познакомилась с Нелли Ковалевой, для меня же просто Нелькой. Нетрудно предположить, что мы, единственные русские из всего потока, очень быстро сдружились. Ей единственной я доверила тайну своего происхождения и историю о своих злоключениях. Она отнеслась к этому с пониманием, у самой темных пятен в биографии много. Но рассказывать их вам я не собираюсь. Даже на плитку белого шоколада не соблазнюсь, и не пытайтесь даже.
А дальше… а дальше началась веселая студенческая жизнь. Кстати, никто из вас не жил в Англии викторианской эпохи? Везет! То еще времечко было! Проституция, садизм, господство совершенно глупых и неестественных идеологий в отношении женского пола, плохо развитая медицина… И маги совершенно от своих лопухоидных коллег не отставали. На все только один ответ – веревками к лавке, розги и пошло веселье. Памятуя о наставлении мужа на тему разрушения многострадального Магфорда, этим я и занялась, конечно же, подключив к сему положительно богоугодному делу Нельку.
Хотя в принципе были у нас весьма неплохие учителя. К примеру, учитель магических рас, тучный мужичок, тоже, кстати, русский. Даже разрешал нам с ним на родном языке говорить, прикрыть от других старался.

«- Мария, не вертитесь, не мешайте процессу, - несколько шутливо проговорил учитель магических рас.
- А тебе, я вижу, этот процесс нравится, - ехидно хмыкнула Мария, положив подбородок на вытянутые руки.
- Не тебе, а вам, - мягко поправил он.
- А в английском неважно, ты, вы, все одно, - фыркнула девушка, зевая и прикрывая глаза.
- Эй, ты спать собралась? – от удивления учитель перешел на «ты».
- Угу, - мурлыкнула Мария, - я знаешь, сколько времени потратила на продумывание этой каверзы со взрывающимся в чае сахаром? Две ночи не спала, между прочим!
- Ох, егоза. Ладно, брысь с глаз моих, - устало проговорил тот, опускаясь в кресло.
Мария хихикнула и, увернувшись от дружественного подзатыльника, выбежала из комнаты».

Ну, по музыке еще была тетка неплохая. Хотя, наверное, неплохая она была лишь для парочки счастливчиков, у которых был слух и голос. Ну да это частности. Были, конечно, и такие учителя, что скулы сводило. К примеру, преподаватель фехтования с его солдафонскими замашками, артефакторичка, она же «старая мымра». Но самым «веселеньким» был преподаватель словесной магии, Арчибальд Артур Кёркланд, за глаза называемый белобрысым импотентом. Вот уж с кем мы навеселились на всю оставшуюся жизнь.

«Она лежала на софе и скучающе пролистывала страницы одной из книг по истории магии, едва сдерживаясь, чтоб не зевнуть во весь рот. Скрипнула дверь, и мимо нее промелькнул рыжий росчерк.
- Не мелькай пред очами, материал на воротник, - хмыкнула она, подняв глаза. С соседкой она всегда позволяла себе роскошь говорить на родном русском.
- От коврика для выбивания пыли слышу, - ничуть не обидевшись, ответствовала рыжая соседка, - что, опять? Надо им отомстить. Мы ведь незлопамятные. Отомстим и забудем, снова отомстим...
- Жаль в таком случае, что ты забыла, что было в прошлый раз, когда мы повесили у учительской призыв беречь лес и природу, - мрачно ответила Мария.
- Да кто ж знал, что они так тесно общаются с шотландцами?! - искренне возмутилась Нелли.
- Ага, это трудно даже вообразить, когда половина препод. состава с приставкой "Мак" в фамилии, - ехидно отозвалась девушка.
- Ты не догоняешь моей высокой творческой мысли, - отмахнулась пристыженная девушка, - вот бы прийти на экзамен без одежды... Этот белобрысый импотент съел бы свой воротник..
- Ага-ага, давай облегчать им работу, - еще ехиднее отозвалась Мария.
- Так не вдвоем же, а всем потоком. Вот только как подговорить остальных... Они же трусят... Хотя стоп. Есть у нас в запретной секции одна книжечка по порабощению разума.
- Книжечка говоришь, - глаза Марии зажглись интересом, - хорошо... Час ночи. Вход в библиотеку. Возьмем твой эликсир невидимости.
- За то я тебя и люблю, - хмыкнула рыжая, плюхаясь на диван».

По сути, год пролетел быстро и ознаменовался бодрой пьянкой, в которую опять же был втянут весь поток степенных и чопорных англичан и которая была разогнана учителями лишь глубоко за полночь.

«- Дай поспать, не издевайся над человеком, - простонала усиленно будимая кем-то Мария, поглубже зарываясь в подушку и наугад посылая проклятия.
- Да вставай же ты, жертва похмельного синдрома! – послышался раздраженный голос соседки по комнате, - или ты уже домой передумала ехать?
- У меня вообще такое ощущение, что я передумала жить, - глухо отозвалась девушка, показывая встрепанную черноволосую голову из-под одеяла, - что вчера было?
- Ооо, - лицо Нельки стало загадочным донельзя, - легче спросить, чего вчера не было! Но особенно вам, Марья Михайловна, удался тот танец на столе в исподнем, а потом и без него. После долгих споров наша мужская половина признала, что у вас просто очаровательная родинка на копчике. Да и сам копчик достоин похвалы.
- Твою ж мать, - простонала Мария, - что ж теперь? Надеюсь, учителя не видели этого безобразия?
- Ну как тебе сказать… Вообще-то это ты именно им ликбез устроила. Мол, как анатомии надо учить. А теперь… да ничего теперь. Но я бы на твоем месте долго не засиживалась, авось, за лето они остынут».

Вам смешно? А вот мне не очень было. Не, раньше мы, конечно, тоже дебоши устраивали, но старались все-таки избегать преподавательского состава. А тут… А общем, весь следующий день я боялась выйти из своей комнаты и вздрагивала от каждого шороха. Нет, я не трус. Но было страшно.

«На утро следующего дня за ней прилетел Константин. Увидев его в коридоре, Мария выдержала ровно секунду, а потом сорвалась с места и кинулась к нему на шею. Видимо, пережитые страдания вылились в невыносимую страсть, что стала жечь ее тело, прося выхода. Наверное, он понял ее желание, потому, когда они покинули территорию школы, перенесся с ней в спальню их замка.
- Пожалуйста… - тяжело дыша, шептала девушка, дрожащими пальцами борясь со шнурками корсажа, - я так долго ждала… я твоя…. твоя…».

Последующие шесть лет, что я провела в закрытой английской школе, обучаясь на темного мага-артефактолога, прошли в почти таком же русле. Дебоши, пакости, уроки, отработки. Летом я приезжала к супругу, наслаждаясь спокойной и тихой жизнью в румынском замке и изучая тайные ходы, к которым у меня было особое пристрастие. Я помню багряные летние закаты, душный пряный воздух с привкусом светлой печали. Костя тогда играл мне на скрипке, а я с глазами влюбленного щенка смотрела на него. Счастливая, спокойная…
У нас могли бы быть дети. Я несколько раз пыталась ему родить, рассчитывая сроки так, чтоб роды проходили дома. Но не сложилось, все наши малыши не доживали и до месячного возраста. Или не рождались вообще. Возможно, здесь сыграли роль условия, в которых я училась, возможно, мое подорванное еще в детстве здоровье…
И я училась. Даже смогла получить диплом. Но, когда я вернулась после последнего года обучения, уже дипломированным магом, я стала замечать, что с моим мужем творится что-то не то. Он стал подавленным, мрачным, часто просыпался среди ночи и уходил куда-то, разговаривал во сне с какой-то женщиной.
До конца разобраться в этом я не смогла, так как вскоре меня послали на дополнительное обучение в Японию. Оказавшись там, я несколько даже заскучала по старому-доброму Магфорду, который в сравнении с этим стал казаться доброй сказкой. Там не было отработок, наказаний, выговоров. Там просто изолировали от остальных и калечили до тех, пока не научишься всему сам, ибо два раза там никто никогда не объяснял. С таким ритмом жизни я на какое-то время забыла о странном поведении своего мужа, а когда смогла вырваться из застенок Хосетави, обнаружилось страшное. На Константина напали. Его сестра и ее дружки подстерегли «выродка» и обратили в «своего».


Анкета Светланы Валынской

Сообщение отредактировал Девочка--вамп - Воскресенье, 2011-04-10, 0:50 AM
 
Девочка--вампДата: Воскресенье, 2011-04-10, 0:49 AM | Сообщение # 2
Директриса
Группа: Администрация школы
Сообщений: 14594
Способности: Флористика, анимагия, вампиризм
Имя персонажа: Светлана Валынская
Награды: 66  +
Репутация: 79  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
«Мария осторожно зашла в спальню и с сочувствием посмотрела на своего супруга, который навзничь лежал на кровати, сжимая кулаки и стараясь не кричать. Недобровольное обращение всегда слишком мучительно, если человек пытается бороться. Зараза все равно берет верх. Через день, через месяц – неважно.
Девушка первый раз видела его в таком беспомощном состоянии и не знала, чем ему помочь.
- Как я могу облегчить твою боль? – все-таки спросила она, не особенно надеясь на внятный ответ.
- Просто уходи, - ответил мужчина, поднимая на нее усталые глаза, - а лучше вообще уезжай пока не поздно. Пока я не стал опасен. Теперь ты можешь от меня не зависеть.
- Дурак, зачем ты так этому сопротивляешься? – Мария погладила мужа по влажным волосам, - стоит тебе расслабиться, смириться, и боль пройдет.
- Я лучше умру, чем стану таким, как они, - глухо пробормотал Константин.
- Нет, так нельзя, - отрезала девушка, насильно заставляя мужа принять сидячее положение и обнимая его, чтоб он снова не упал от боли и слабости, - нам говорили, что первая кровь значительно облегчает страдания обращения.
- Ты не понимаешь, чего просишь, - ответил Константин, пытаясь оттолкнуть девушку, - ты хотя бы знаешь, что такое право первого укуса? Ты по всем законам станешь зависимой, почти рабом.
- Я не верю, что ты станешь пользоваться теми неограниченными правами, которые получишь. Ты мог бы мной командовать и раньше, когда мне было некуда идти, но ты же не делал этого! Что изменится теперь?!
- Измениться могу я…
- Не болтай глупостей! – девушка набрала воздуха в грудь и плотнее прильнула к нему, чтоб у него не оставалось возможности отвернуться от пульсирующей жилки у нее на шее».

Несколько месяцев после того инцидента прошли вполне неплохо. Я не чувствовала тягот вампиризма и своего зависимого положения. Но долго хорошее продолжаться не может. Я узнала, что, пока я училась, у моего супруга появилась еще одна «неофициальная жена», которая потом родила ему дочь. Правда та женщина умерла при родах, а дочь впоследствии убьют охотники на вампиров, но… Для меня это было ударом, который и толкнул меня на измену. Я провела всего лишь одну ночь с красивым голубоглазым пареньком из местных селений и забеременела. Рожать пришлось тайно от Кости. Мальчик. Крепкий, горластый. Назвала Женей. Когда мой супруг узнал, что-то в нем сломалось. Возможно, это было лишь последней каплей, которая ломает спину верблюду, но факт остается фактом.
Он стал одержимым местью всему миру, что с каждым днем все больше его ожесточало. Сына пришлось отправить в другой город с одной из служанок, а самой вкушать плоды своего безрассудства.

«- Мама, куда меня уводят? – спрашивает темноволосый голубоглазый мальчишка лет шести, вцепившись в подол ее платья.
- Ты пока побудешь в деревне, - мягко проговорила Мария, гладя сына по вихрастой макушке, - я скоро к тебе приеду, - женщина выдавила улыбку.
- Я буду по тебе скучать, - мальчишка уткнулся ей в бок и стал тепло в него сопеть.
Когда сына одели и вывели из дома, Мария встала у окна и долго всматривалась в удаляющиеся силуэты.
- Смирись. Ты больше себе не принадлежишь, - наконец твердо сказала она себе, отворачиваясь и исчезая в темноте коридора».

Женю я больше никогда не видела, так как попала в настоящее рабство, став наемной убийцей на службе собственного мужа. Убивать приходилось много. И воровать. И даже издеваться. Не сказать, что мне так уж сильно это претило, но и удовольствия я особенного от этого не получала. Отказаться же я не могла, слишком болезненной потом была расправа. Хотя прошло какое-то время, и Костя стал пытать меня просто ради удовольствия, чтоб снять напряжение.

«Шаги. В последнее время его шаги вызывали у нее не сладостное замирание сердца, а нервный тик. Так всегда ступал только он. Тяжело, уверенно. Слуги обычно перемещались мелкими шажками, а его любимчик, наемник Зингер, - короткими перебежками.
- Смотри, что я тебе принес, - в стальных объятьях Константина слабо трепетал совсем юный паренек.
Голодная и измученная Мария подняла голову и дернулась в цепях. Жажда. Дикая, безудержная жажда, которая разрывала внутренности, требуя крови.
- Ты хочешь этого, я вижу, - усмехнулся вампир, - но сегодня не твой день, - резко проговорил он и всадил кинжал в бок жертвы. Все. Кровь мертвых не годится в пищу, и Мария это прекрасно знала. Она тихо застонала и снова повисла на цепях.
- Молчишь. В последнее время ты всегда молчишь. Но что ты можешь мне сказать, в конце концов… - его пальцы сомкнулись на рукоятке плети, и женщина снова погрузилась в пучину боли».

Сколько это продолжалось? Десяток лет, два, три, десять? Точно не знаю. Могу лишь сказать, что тогда убийство стало частью моей жизни, и я уже не относилась к нему с таким трепетом, как раньше. И я смогла напасть даже на того, кого я любила. Конечно, покушение оказалось неудачным, слишком силен он был, но, по крайней мере, я смогла сбежать.
Скрываться приходилось везде, где только можно, и промышлять, естественно, не самым честным ремеслом. А какой у меня был выход? Если бы я стала зарабатывать честно, то мой муж быстро вычислил бы меня, его шпионская система получше, чем у короля вампиров будет. Да и кто возьмет к себе женщину с улицы просто так? Какое-то время я жила у своей бабки Ангелины, но она была слишком опасным существом, потому однажды я, прихватив кое-что из ее вещей, убежала и продолжила скрываться по подпольям.
Мою жизнь изменил случай. Я, уже заработавшая себе репутацию опасной преступницы и разыскиваемая властями, забралась в свою старую школу, чтоб украсть оттуда несколько сильных артефактов, которые значительно облегчили бы мне жизнь и помогли бы в завоевании более теплого местечка в этом мире. Это мне удалось с успехом, никто не заметил меня. Но вот ведь английские простофили! След моей магии таинственным образом привел их к моей правнучке, Светлане, следы магии которой очень похожи на мои.
Но я об этом и не подозревала, скрываясь в замке Цауберхафт, который совсем недавно стал школой для юных магов. Понаоткрывали, понимаешь…
Конечно, пришлось там немного пошалить (прим. авт. Да говори уж как есть – прокляла Сашу, переместила Мелл к черту на куличики, напала на Кирилла…). Не перебивай старших! (прим. авт. Тоже мне, старшая нашлась. Мне уже 20, а тебе всего два годика, а все туда же). Да уж поумнее некоторых буду в свои два годика! (при авт. Хмм…). В общем, скрывалась я и не подозревала, что моя правнучка учится у меня под боком, и ее хотят упрятать в Дубодам британские власти. 12-летнего-то ребенка! Да как она по-ихнему взяла бы эти артефакты в руки? Хотя тогда меня это не волновало, мне было только на руку такое положение вещей.
А дальше вам будет неинтересно, так что стоит, наверное, быть более краткой (прим. авт. Ага, щаз! Сама не хочешь рассказывать, так я расскажу!) Вот пакость ведь мелкая… Ладно, рассказываю дальше. А дальше я случайно встретилась со своей правнучкой, естественно, жутко на меня похожей. Провела с ней воспитательную работу, ибо эти светлые учителя запудрили ей мозги насчет ее семьи, внушили, что все были белые и пушистые, одна Мария некромаг и преступница (прим. авт. Вот что за странная привычка не называть вещи своими именами? Так и говори, исцарапала ей все плечи и всю грудь так, что до сих пор не прошло).
А потом мне пришло в голову, что некоторые вещи из Цауберхафта могут быть мне полезны. Я связалась со своим союзником. Взяла я когда-то парнишку на воспитание, потом наложила на него заклятие подчинения. Матвей приехал тут же и стал мне помогать. Внедрился в веселую компанию моей внучки, ее двух сестер и друзей, наплел им чуши, подбивая на добычу нужных мне вещей. Но его рассекретили, и я хотела его убить, как ненужного свидетеля. Мне помешали, и я на какое-то время залегла на дно.
Когда я решилась выйти из тени, оказалось, что моя внучка уже выросла и даже стала основательницей небольшой школы на Кольском полуострове. А мне нужно было отомстить и забрать то, что могло быть у этих юных магов…. Я подсунула сестре своей внучки, Насте, молодильное яблоко и та, став 16-летним ребенком, по глупости открыла зеркальный портал, дав мне возможность проходить через любую отражающую поверхность.
Но радовалась я недолго. Пытаясь защитить призрачный кинжал, за которым я стала охотиться, мои потомки и их друзья устроили на меня облаву, которая увенчалась успехом. С тяжелыми ранами я была доставлена в магпункт. Почему они меня не убили? Не знаю.
Находясь в состоянии полусна, я много слышала о пришедшей в мир марионетке, которая высасывает из магического мира силы. А потом промелькнуло имя Арчибальд, что заинтересовало меня еще больше.
Когда я уже намеревалась сбежать, то внезапно почувствовала, что Константин рядом. Он решил приехать на вполне официальных основаниях, в качестве ревизора, и сделать все свои черные дела.

«- Мария, Владислав, какая приятная встреча, - холодно проговорил Константин, проходя в палаты магпункта, - я бы хотел поговорить с этими двумя. Наедине.
- Да-да, конечно, - сказала Кетти Эк’Юн, завуч-француженка, - мы вас оставим.
- Хоз-зяин… я… - прошептала женщина, но ее мольбы прервала звонкая пощечина.
- Молчи, тварь, - прошипел он, - я дал тебе все, о чем только можно мечтать, скрыл тебя от Дубодама, а что я получил взамен? Проклятие в бок и твой побег? Но ты еще можешь вымолить прощенье… Убей Тимофея Валынского, мать которого убила мою дочь.
- Нет… - дрожа всем телом, выдавила Мария».

Вот так я первый раз отказала ему. И была бы моя участь печальна, если бы не моя внучка Светлана, которой приспичило защитить своего брата. Дура! Отдала ему половину своей жизни и души, чтоб изгнать его с территории школы.
Но, так или иначе, она меня спасла помимо своей воли, правда ее защита распространялась лишь на территорию школы.
А потом меня ждал сюрприз. Мой старый знакомый Иван Брагинский, объединившись с моим бывшим учителем, Арчибальдом Керклендом, создателем марионетки, решил мне немного помочь и явился к моим потомкам самолично. Слегка пошалив и взяв в качестве заложницы все ту же Настю, мы переместились в Хосетави.
А там… а там был бой. И все было бы хорошо, если бы мне в голову не ударило благородство, и я не устроила бы дуэль с юным некромагом Левором, другом моей внучки.

«Послышались гулкие шаги, и кто-то остановился совсем рядом с бесчувственным телом. Послышался какой-то странный набор слов, и женщина зашевелилась. С трудом приподнявшись на локтях и сплюнув сгусток крови, она уставилась на высокого длинноволосого мужчину. Тот усмехнулся и опустился на одно колено рядом с ней.
- Тут же не действует магия... почему... - слабо проговорила Мария.
- Что мне, одному из сильнейших, магия гениев, но все же простых магов? - едко ответил собеседник, разглядывая окровавленное лицо вампирши, - все-таки ты всегда была злом романтическим с благородными замашками. Потому вечно проигрываешь.
- Насколько я знаю, ты тоже не преуспел, - хмыкнула женщина.
- Это только начало. Скоро я вернусь, и тогда всем будет несладко.
- Зачем... ты и так убил многих моих детей, внуков и правнучку. Зачем ты это делаешь...
- Хочешь сказать, что ты испытываешь какие-то нежные чувства к своим потомкам? - насмешливо спросил собеседник.
- Я.... - женщина отвела взгляд.
- Ты идешь со мной, хочешь ты того или нет. За пределами той школы ты уже не можешь противиться моей власти, - Константин почти нежно провел рукой по щеке Марии и резко притянул ее к себе.
Через несколько минут усмехающийся Константин и слабо сопротивляющаяся Мария исчезли в красной вспышке».

Наказание было страшным. Я и не надеялась пережить все то, что он со мной делал. Иногда на него накатывали страстные настроения, но я уже не чувствовала его ласк, моля высшие силы, или что там вместо них на небе торчит, только о быстрой смерти.
Но все же через какое-то время мне удалось использовать зеркало, которое Костя по незнанию принес с собой. Я снова переместилась в школу своей внучки и пряталась там, иногда переругиваясь с местными эльфами и своим бывшим противником, Левором.
Не буду долго описывать эти веселые перепалки с той сумасшедшей компанией. Лишь однажды я почувствовала, что мой супруг что-то замышляет. Я не знаю, зачем ему нужно было перебить всех моих потомков и своего племянника Влада, но именно это он и планировал сделать.
И что-то дернуло меня переместиться на главную площадь Трансильвании, где и происходили основные события. Я успела вовремя, Константин уже хотел зарубить мою правнучку, и мне пришлось вмешаться, как бы страшно ни было. Я просто чувствовала, что так надо.

«- Ты все-таки пришла, - прошептал он, опуская саблю, которая все больше его тяготила. Именно поэтому он прервал бой со своим племянником и решил убить его невесту. Иначе сила сабли-близнеца скоро склонила бы его.
- Пришла, - Мария все еще держала посох на пути его оружия, не давая ему приблизиться к своей правнучке, которую ей приспичило спасти, - остановись. Я больше не могу тебя бояться. Я знаю, что ты пережил. Я знаю, что сделало тебя таким. Но я прошу тебя, остановись. Зачем тебе нужна эта месть всему миру? Я ведь с тобой. Отпусти меня, и я всегда буду твоей.
- Оставь. Поговорим дома, - холодно бросил он, отходя на пару шагов.
- Нет, мы будем говорить сейчас! – голос Марии внезапно стал твердым, - твоя жестокость выжигает тебя изнутри. Ты скоро разрушишь свою же душу! Но ты еще можешь остановиться, отпустить, простить. И тогда все еще может стать как раньше. Отпусти меня, - женщина приблизилась к нему вплотную, убирая волосы с шеи. Константин подумал и припал губами к пульсирующей жилке».

Итак, он меня освободил. Не сказать, что после этого Костя стал таким, каким он был раньше, но, по крайней мере, меня больше не пытали.

«- Мы уже не те, Маша, - слышится его мерный голос, - все не может быть как раньше.
- Дурак был, дураком и остался, - вздохнула женщина, пристраивая голову у него на груди, - я люблю тебя. Таким, какой ты есть. И всегда любила. Неужели ты не помнишь те разговоры в сонные летние вечера, твою игру на скрипке. И ночи… Помнишь, как я мечтала родить тебе ребенка?
Мужчина поднял руку и что-то небрежно смахнул с лица, надеясь, что Мария не увидела ту одинокую слезу, что скатилась по его щеке. Но она заметила…
- Иди ко мне… - прошептала она, плотнее прижимаясь к нему, и тишину ночи разорвал первый стон».

Думаете все, счастливый конец? Ага, с моими потомками насладишься жизнью, как же! Решили они у меня помощи попросить в борьбе с чешской ведьмой Элишкой, в подчинении которой находились ложняки, эдакие милые собачки, которые глотали человека и обретали его облик. В ходе этого мероприятия произошло многое, но самое основное было:
А). Меня чуть заживо не сожрали во время разрушения ритуального круга Элишки. Разрушали мы его впятером: я, Левор, бабушка Ангелина, Кирилл и Матвей (да-да, мое приемного сыночка они тоже взяли к себе). Но чуть не сожрали именно меня, потому что мое чертово благородство толкнуло меня на спасение раненного феникса, будь он трижды неладен.

«Мария добежала до подножия гор, где отчетливо виднелись контуры огромного ритуального круга. Встав на колени, женщина уперлась посохом в землю, ожидая сигнала, которые не заставил себя ждать, отдавшись звоном в ушах и легкой головной болью. Мария почувствовала резкий толчок силы от круга, так как видимо кто-то уже начал ритуал, и присоединилась к потокам силы, вливая всю свою энергию в разрушение связывающих рун. Ей было немного легче, чем первому начавшему это действо, но она потратила слишком много сил на излечение феникса, потому не сразу смогла сконцентрироваться. Посох вошел глубже и затрещал, готовый сломаться, но вскоре раздался глухой щелчок, возвестивший о том, что защита все-таки поддалась. Влив еще немного для завершения, Мария без сил повалилась на спину, широко раскинув руки.
Все. Казалось, что все. Неведомая сила почувствовала свой конец и завыла сотней разных голосов. Волчьих голосов. Как они сюда попали, было неизвестно. Но сейчас перед женщиной стояла огромная стая, скалящая клыки и готовая к атаке. Не прошло и минуты, как огромная серая пелена накрыла обессилевшую некромагессу с головой....»

Б) Эти товарищи похимичили и вызволили моего отца из картины, куда отправило его заклинание моей матери. Нет, вы представляете, сотню с лишним лет он провел в собственной картине и даже не изменился!

«Терзаемая болью Мария открыла глаза и увидела то, что не мечтала уже увидеть даже в самом сладком сне. Лицо, которое так часто склонялось над ее детской кроваткой. Добрые голубые глаза, схваченные в хвост темно-каштановые волосы, которые ей так нравилось хватать и несильно дергать….
- Папа?! – женщина вскочила и снова со стоном повалилась на подушку, - папочка… прости… это я…. Это я их убила.
- Я знаю, малышка моя. Лежи, тебе нельзя сейчас двигаться».

В) Эти недотепы сломали мой посох. А там был заключен дух моей матери. Ну… вы видели когда-нибудь злого некромага? А мертвого злого некромага? Нет, сначала мы даже расслабились, ибо она не проявляла себя. А потом… Потом случилось страшное. Она собирала армию. И в один прекрасный день она нанесла удар, желая разрушить все то, что любят ее потомки. Погибли Левор, к которому я уже успела привязаться, и студент Алексей. Две подружки-эльфийки просто сбежали на родину, испугавшись ее мощи. А я осталась помогать…

"А она красивая. Ничуть не изменилась. Женщина уже чувствовала ее приближение, но так и не смогла подготовиться ни морально, ни физически. Правильно говорила бабка - она еще имеет над ней огромную власть. И Мария не сможет противостоять ей.
- Я вижу ты сохранила мой посох, - усмехается Анна, подходя ближе. Женщина не чувствует ее дыхания, значит, она и правда мертва. Встретила ее в башне, когда Мария бежала, чтоб помочь отразить атаку горгулий. И теперь они один на один, - трогательная любовь к матери.
- У меня нет матери, - эхом отозвалась Мария, выставляя только восстановленный посох. Хотя какой от него прок?
- Ты так ничему и не научилась, хоть и стала немного сильнее, - вздыхает она, выставляя руку вперед и сжимая кулак.
Стыд от того, что происходило потом, до сих пор не отпускал женщину. Боль была настолько сильной, что сил на гордость не осталось. Даже Константин не мог так... И снова как много лет назад - громкие крики, слезы, мольбы о пощаде.
- Мама... мамочка...
- А, все-таки вспомнила, что у тебя есть мать, - она просто издевается. Нужно взять себя в руки... больше не просить ее остановиться. Она же не остановится... Если суждено умереть, так хоть не в такой позорной позе. Но сил уже нет...
- Знаешь, много лет назад я просто хотела наказать тебя, чтоб ты рыдала и просила прощения. Потом я дала себе обещание тебя убить. А сейчас... сейчас я хочу стереть тебя в порошок, чтоб не осталось ничего, что могло бы напоминать мне о твоем существовании...
- Нет... нет... не надо...
- О да, Мария, да. Ты была плохой девочкой и сама знаешь, чего теперь достойна...
Что заставило ее отступить? Почему она не убила ее? Неужели ей так захотелось продлить ее страдания? Нет, похоже, ее просто что-то отвлекло..."
После этого я несколько дней валялась с горячкой, но все-таки выжила. Мы, вампиры, вообще существа живучие. Ну а сейчас готова к труду и обороне.

7. Мария Валынская является почти что точной копией своей внучки. Но, как известно, даже у близнецов есть хоть какие-то да различия. Конечно, вся ее внешность повторяет Светлану. Длинные темные волосы, серо-зеленые миндалевидные глаза, невысокий рост и хрупкая фигура, покатые плечи с множеством родинок, небольшая грудь, маленькие пухлые губы, овальная форма лица с широкими скулами, прямой нос, высокий лоб и так далее по тексту. Марию и Свету часто путают, ибо невооруженным глазом и не видно отличий. Чтобы научиться их отличать, надо, конечно, с ними пообщаться. Но и при достаточной наблюдательности можно кое-что отметить.
Мария более ухоженная, чем Света. Она всегда держит в порядке волосы, одежду, ухаживает за собой. Ни одной грязинки, идеальной формы накрашенные ногти, белые зубы. Волосы любит заплетать в косы, в которые на манер японских магов помещает ядовитые иглы.
Также женщина любит примеривать на себя разные образы. То леди 20 века, то девушка-воин, то накрашенная простушка. К юбкам относится вполне положительно, хотя и не всегда есть возможность их одевать. В основном приходится носить немаркие джинсы и майку с веселой рожицей. Почему с рожицей? А прикола ради.

8. Род Валынских специализируется на соединении флористики, управления растениями, и некромагии. Странно, казалось бы, как можно сочетать светлую и темную магию? Никто так и не смог объяснить, как у этого рода получается проделывать подобное. Но факт остается фактом. Мария соединяет флористику и некромагию.
Также у женщины есть способности к анимагии и метаморфизму. И если первое она использует редко, то второе часто спасало ей жизнь.

9. Способности не проявлялись стихийно, а шлифовались на протяжении всей жизни.

10. Как известно, немцы все делают со скрупулезной точностью, русские же через пень-колоду и как бог на душу положит. Это отразилось и на Марии. Русское раздолбайство невиданным образом сочетается у нее с немецкой пунктуальностью. И даже не спрашивайте, каким образом, ибо точного ответа дать нельзя, это всегда непредсказуемо. Она может после доброй пьянки прийти на следующий день минута в минуту куда-либо, куда ей нужно, абсолютно трезвая и готовая к работе. А вспомнить, что она вытворяла вчера, так вообще могло бы показаться, что неделю в опохмеле лежать будет.
Но это общее суждение, а вообще характер у женщины довольно странный, основанный на вспышках каких-либо эмоций. Как это ни банально, но, наверное, Марию стоило бы назвать сочувствующей убийцей. Нет, она не из тех, кто будет собирать цветочки-лютики на полянке и умиляться чирикающей птичке, а вот уничтожить целую деревню и подобрать на улице этого селения хромого котенка, чтоб вылечить его, вполне в ее силах. Никто, даже самые близкие люди, не может предположить, что будет с ней в следующий момент. Засмеется ли она, заплачет, станет устраивать истерику, переубивает всех или спасет? Иногда может показаться, что душа женщины так и состоит из беспорядочных вспышек и взрывов. Сегодня она хочет захватить мир, а завтра она возжелает спокойной жизни обычной женщины, послезавтра возомнит себя героем и пойдет спасать всех направо и налево.
Но, так как наша героиня является близняшкой Светланы Валынской, стоит провести некоторый сравнительный анализ их характеров.
Мария не так безалаберна и пряма, как ее внучка. Она не станет высказывать свое негативное мнение тому, кто может стереть ее в порошок. Конечно, лебезить перед каждым она тоже сочтет ниже своего достоинства, но и хитрости у нее не занимать. Если она захочет, то сможет притвориться, умазать, умолить кого-либо сделать то, чего ей хочется.
Женщина более смиренная, но менее постоянная. Возможно, так на нее повлияла та эпоха, в которой она жила. Раньше ведь у женщин не было такой свободы, как сейчас. Мария легче принимает мысль о том, что она от кого-то зависит, и кто-то имеет право ей командовать. Зависеть от мужчины для нее не так уж и страшно и поступиться своей гордости для нее не составляет труда. Однако и предать ей морально легче, чем ее внучке. В конце концов, не может же человек вечно якшаться с одними и теми же. Иногда так хочется разнообразия.
Несмотря на стихийность своего характера Мария может строить далекие планы и даже терпеливо ждать подходящего случая для их осуществления. Но только если это действительно что-то жизненно важное.
Мария более изящная, если здесь возможно употребить это слово. Язвить она, конечно, обожает, но делает это не так грубо, как ее внучка. Все-таки уроки хороших манер в школе пошли ей в какой-то степени на пользу. Женственность и женская хитрость проявляется в ней часто, и это порой помогает ей выбраться из передряги.
Женщина такая же искательница приключений на свою голову. Если день прошел без эксцессов, это не день, а черти что и сбоку бантик. Однако тот период ее жизни, когда она скрывалась от властей, научил ее некоторой осторожности и поумерил ее исследовательский пыл. Но все равно порой это проявляется, и тогда очень трудно представить, что такая взрослая женщина может быть на самом деле таким ребенком. Дурачиться, показывать язык, язвить, шутить.
Мария злопамятна. Одну обиду она может пронести через века и потом припомнить обидчику, что такого-то числа такого-то года он сделал ей то-то, потому сейчас ой что будет.
Для Марии характерны вспышки благородства, но это не значит, что она добра, мила и всегда готова выручить других. Да, она может иногда совершенно бескорыстно рисковать своей жизнью, вызволяя кого-либо из передряги, но каждодневный ровный свет не для нее. Чаще всего женщина требует какую-то определенную плату за свои услуги. И чаще это не деньги, так как женщина не слишком-то в них нуждается.
Хотя Валынская любит красивые вещи, одежду, интересные и блестящие вещицы. Как и любая нормальная женщина в общем-то.
Мария тоже оптимистка. Она любит нытьем и причитаниями пускать пыль в глаза и заставлять людей себя жалеть, но не стоит этому верить. На самом деле женщина вполне способна стойко переносить лишения, тяготы и неудачи.
Особых увлечений не имеет. Языки в отличие от внучки ненавидит, некромагией хоть и пользуется, но скорее по необходимости. Единственное, что может привлечь ее внимание, так это интересный и новый для нее артефакт.

11. Не имеется.

12. 140 лет


Анкета Светланы Валынской
 
ФРПГ Театр абсурда » Управление » Анкеты персонажей » Анкета Марии Валынской
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: