Школа магии
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
ФРПГ Театр абсурда » Управление » Анкеты персонажей » Анкета Марии Валынской
Анкета Марии Валынской
МарияДата: Понедельник, 2017-01-09, 0:56 AM | Сообщение # 1
Почетная бабушка
Группа: Обитатели мира
Сообщений: 7068
Способности: Некромагия, флористика, метаморфизм
Имя персонажа: Мария Валынская
Награды: 25  +
Репутация: 19  ±
Замечания:  ±
Статус: Offline
Мастерские звания: 
1. Валынская Мария Михайловна

2. Темный маг, вампир

3. -

4. Посох, в котором раньше была заключена душа ее матери. Смастерила его сама Мария. Ну и, конечно, все атрибуты уважающего себя некромага: ритуальный нож, чаша для сбора крови, связки человеческих костей.

5. Здесь Мария не доверила мне, честному и порядочному автору, рассказ про ее тяжелую и многострадальную жизнь (а у героев нашего абсурда других и не бывает), потому я передаю бразды правления в ее руки. Тем более, что она, скорее всего, знает больше чем я. Иногда повествование будет прерываться воспоминаниями и моими остроумными комментариями. Слабонервным и несовершеннолетним лучше не смотреть, есть сцены насилия, секса, телесных наказаний, нецензурная лексика.
Ну вот мне и довелось рассказать что-то о себе. Я Валынская Мария Михайловна, как вы уже, я думаю, догадались. Что я могу поведать о себе? Скромная, симпатичная женщина с двумя ВМО (высшими магическими образованиями), немного за 30. А, вам мало? Ну смотрите, сами напросились. Тогда начнем по порядку и издалека.
Род Валынских, к которому я принадлежу, славится редкими способностями к флористике и является весьма интересным образцом того, какие идиоты на свете существуют. Нет, я не имела в виду, что все в нашем роду идиоты, не надо перевирать мои слова. Идиот был только один. Точнее идиотка. Моя пра-пра-пра… куча пра, которая вопреки воле родителей влюбилась в какого-то парнишу из соседнего царства-государства и пошла творить глупости. Стандартная ситуация, если бы не результат. Нет, ну это надо было догадаться совершать ритуал отречения от семьи в полнолуние да еще зимой! В итоге получилось не отречение, а родовое проклятие, согласно которому все девочки будут рождаться похожими друг на друга, со способностями к запрещенной и ужасной некромагии да плюс с тяжелой судьбинушкой. И действительно, все девочки в нашем роду именно такие, и за ними тянется кровавый след. Что случилось с моей прародительницей, которая совершила ритуал? Померла после рождения дочери. Туда ей и дорога. Только нам от этого не легче. Моим предкам пришлось приспосабливаться, постепенно обрастая новыми законами и порядками, порой чрезвычайно жестокими. Кстати, среди мальчиков тоже иногда появлялись люди с характерной внешностью и способностями, но гораздо реже. Самым известным был Виктор Валынский, который изобрел способ борьбы с Приходящими С Рассветом и создал семейную реликвию, посох из ветви Матери-дерева.
Не буду подробно описывать злоключения всех своих предков, остановлюсь на Ангелине Валынской. Вообще она самая старшая из оставшихся в живых представителей нашего рода. Наверное, вы сейчас подумаете, что она моя пра-пра-пра… и так далее. Фигу вам! Она моя родная бабушка. Как известно, любовь-морковь может овладевать и тем, кому далеко за пять сотен лет. И все бы хорошо, да от ее союза со знатным князьком Дмитрием Давыдовым, который потом погиб при загадочных обстоятельствах (ну, что я могу сказать, не зря мою бабушку среди своих порой называют Черной Вдовой), появилась моя мать, Анна Валынская. Почему меня не радует этот факт? А вы попробовали бы с ней пожить под одной крышей! Впрочем, мы же договорились по порядку.
Итак, теперь немного о моем отце. Михаэль фон Андерман, выходец из Германии из ничем не примечательного рода, который, однако, дал миру много хороших музыкантов и художников. Да, я наполовину немка. И только заикнитесь о фашизме и порнушке! А то я вам про ваши любимые США и Великобританию такое расскажу, что всю жизнь краснеть будете! (прим. автора Автор точки зрения своей героини не разделяет, Великобританию любит аки вторую родину и немецкую порнушку находит вполне сносной). Но я отвлеклась. У моего папы возникли проблемы на родине, и он переехал в гостеприимную Россию, где и встретил любовь всей своей жизни. Конечно, моей матери ничего не стоило притвориться 16-летней девочкой со светлыми способностями и ангельским нравом. А уж внешностью бог ее не обидел. В итоге мой по натуре весьма наивный отец влюбился и, вопреки всей пропаганде поздних и зрелых отношений своей родины, без промедления на ней женился и перебрался с уже женой в летний замок Андерманов в Англии, где молодая семья и осела.
А в 1863 году, через три года после рождения своей старшей сестры, Элизабет, появилась на свет я. Ребенком я была слабым, пугливым, послушным и довольно добрым. С самого рождения папа окружил нас с сестрой заботой и лаской. У нас было много красивой одежды, дорогих кукол в шелковых платьях, просторные комнаты, четыре кошки, большой обустроенный сад. Нянькам он нас не доверял, сам обучал всему, чему считал нужным нас обучить.
А вот мама.… С мамой все было сложнее. Эта, безусловно, душевная во всех отношениях женщина с самых ранних лет взялась за нас с сестрой всерьез. Каждый раз, когда выдавался свободный день, мы вместе с ней спускались в подвалы и учились некромагии. Папа, к сожалению, слишком часто уезжал по работе, оставляя нас наедине с матерью и ни о чем не подозревая. Элизабет подчинялась ей во всем, а мне это жутко претило, за что я каждый раз и расплачивалась. Хотя я и пыталась рассказать отцу, он не понимал. Ведь магические пытки не оставляют следов, а напрямую сказать я не могла, опасаясь за свою жизнь.
Так, казалось, длилось бы бесконечно. Отец продолжал не понимать, лишь удивлялся, что мы такие изнеможенные и испуганные. Но мама все объясняла тем, что мы скучаем без него и плохо едим. Ага! А вы попробовали бы сохранить отменный аппетит после того, как распотрошите труп только что скончавшегося лопухоида, который жил неподалеку и приносил молоко каждый понедельник. К тому же мама имела дурную привычку сажать нас на цепь в подвале и оставлять без еды. Так сказать, воспитывала в нас стойкость к житейским проблемам.
Но вот момент истины настал. Папа начал что-то подозревать и спустился-таки в подвал. Конечно, он увидел целую оборудованную лабораторию для занятий некромагией. Но если бы я знала, чем это закончится, я бы, наоборот, изо всех сил уверяла его, что все со мной хорошо, и никто меня не обижает... Сначала папа просто объявил, что забирает нас к себе на родину, на что мама отвечала истериками и нападками на всю свою семью. С тех пор нас не оставляли без присмотра ни на минуту.
В тот последний день она выжгла у нас обеих чуть выше груди клеймо со знаком нашего рода. Удовольствие, я вам скажу, ниже среднего. Тогда я не задумывалась, почему она сделала это именно тогда, ведь отец вполне мог увидеть это у нас и сразу же догадался бы, чьих это рук дело. Но теперь-то ясно, что она уже тогда знала, что отец ничего не сможет увидеть. Она тайком заговорила его кольцо таким образом, что вскоре оно поразило его самого, и он просто исчез.
Моя мать не учла только одного. Да она и не могла знать. Я очень странно реагирую на боль и стресс. Да, я случайно ее убила. И сестру заодно. Я не хотела, честно, оно само вышло, на стихийной магии.
Правда, не знаю, так ли мне повезло, что мать умерла… Тут и не знаешь уже, что хуже. Меня подобрал дальний родственник, священник. Они с женой жили у местной церквушки на окраинах Кёльна.
Что я могу сказать. Мой дядя был… нехорошим человеком. И любителем маленьких девочек, если вы понимаете о чем я.
Долго я такого отношения не выдержала. В 14 лет я убила и их. И уже готовилась отойти в мир иной, когда рядом с домом случайно оказался человек. Да не простой, а сам граф Конипович.
Не знаю, какие им двигали мотивы, и какие у него тогда были на меня планы. Через несколько дней он стал моим официальным опекуном, и мы переместились в его замок, в Трансильванию, но жили обособленно, почти ни с кем не общаясь, так как это место так и кишело вампирами, которых Константин не любил.
Сам Конипович оказался довольно древним по годам, но юным и красивым на вид, сильным темным магом, который помогал русским волшебникам создавать защиту вокруг школ и имел большое влияние в магической среде. Как я потом узнала, его предки были вампирами, но он в них не уродился, за что его родня не сильно-то жаловала.
А еще он оказался на редкость добрым человеком. После всех моих страданий он стал для меня отдушиной, чем-то напоминая мне моего отца. Конечно, в его замке я тоже выполняла в основном роль прислуги, но это не было мне в тягость. В свободное время я могла выбираться из замка и гулять по окрестностям и даже порой выезжать не очень далеко заграницу. Лишь одно никогда не давало мне покоя…. Константин был слишком красив, а я была молодой и глупой девчонкой, для которой первый, кто стал с ней нормально обращаться, превратился в некоего идола.
Через пару месяцев после одной сцены с подглядыванием, как он переодевается, Константин взял меня в жены, совершенно не смущаясь моим возрастом и его положением по отношению ко мне. Сочетались узами мы по человеческим законам, но этого нам тогда вполне хватало. Так я стала графиней Конипович.
В первую ночь я сказала, что уйду в монастырь. А чего вы от меня хотели? Это сейчас все жутко развращенные, а тогда мы при слове «пестик» краснели и смущались. А тут взрослый мужик. Да почти без одежды. Но, собственно, он оказался прав, мне и правда дико понравилось. Порыдала, конечно, над утраченной невинностью для приличия, но потом успокоилась и начала наслаждаться привольной жизнью знатной дамы, благо мой супруг окружил меня такой заботой и лаской, что я волей-неволей забыла обо всех тех пережитых годах и стала надеяться, что жизнь налаживается. А зря… Муж решил отправить меня в Великобританию учиться.
Хотелось бы, конечно, продолжить повествование, описывая красоты Англии, ее чудесные сады, лоскутки полей, но, к сожалению, и тут нас ждет великий облом. В Англии мне не понравилось. Вот совсем.
Однако там я познакомилась с Нелли Ковалевой, для меня же просто Нелькой. Нетрудно предположить, что мы, единственные русские из всего потока, очень быстро сдружились. Ей единственной я доверила тайну своего происхождения и историю о своих злоключениях. Она отнеслась к этому с пониманием, у самой темных пятен в биографии много. Но рассказывать их вам я не собираюсь. Даже на плитку белого шоколада не соблазнюсь, и не пытайтесь даже.
А дальше… а дальше началась веселая студенческая жизнь. Кстати, никто из вас не жил в Англии викторианской эпохи? Везет! То еще времечко было! Проституция, садизм, господство совершенно глупых и неестественных идеологий в отношении женского пола, плохо развитая медицина… И маги совершенно от своих смертных коллег не отставали. На все только один ответ – веревками к лавке, розги и пошло веселье. Памятуя о наставлении мужа на тему разрушения многострадального Лондона этим я и занялась, конечно же, подключив к сему положительно богоугодному делу Нельку.
Учителя у нас были… веселые. Ну, по музыке еще была тетка неплохая. Хотя, наверное, неплохая она была лишь для парочки счастливчиков, у которых был слух и голос. Ну да это частности. Были, конечно, и такие учителя, что скулы сводило. К примеру, преподаватель фехтования с его солдафонскими замашками, артефакторичка, она же «старая мымра». Но самым «веселеньким» был преподаватель словесной магии, Арчибальд Артур Кёркланд, за глаза называемый белобрысым импотентом. Вот уж с кем мы навеселились на всю оставшуюся жизнь.
Однако… был один момент. В пыльной комнатке на третьем этаже, глубокой ночью, где мы с Арчибальдом оказались совершенно случайно. Я хотела бы это забыть. Но это забыть оказалось невозможно…
По сути, год пролетел быстро и ознаменовался бодрой пьянкой, в которую опять же был втянут весь поток степенных и чопорных англичан и которая была разогнана учителями лишь глубоко за полночь.
«- Дай поспать, не издевайся над человеком, - простонала усиленно будимая кем-то Мария, поглубже зарываясь в подушку и наугад посылая проклятия.
- Да вставай же ты, жертва похмельного синдрома! – послышался раздраженный голос соседки по комнате, - или ты уже домой передумала ехать?
- У меня вообще такое ощущение, что я передумала жить, - глухо отозвалась девушка, показывая встрепанную черноволосую голову из-под одеяла, - что вчера было?
- Ооо, - лицо Нельки стало загадочным донельзя, - легче спросить, чего вчера не было! Но особенно вам, Марья Михайловна, удался тот танец на столе в исподнем, а потом и без него. После долгих споров наша мужская половина признала, что у вас просто очаровательная родинка на копчике. Да и сам копчик достоин похвалы.
- Твою ж мать, - простонала Мария, - что ж теперь? Надеюсь, учителя не видели этого безобразия?
- Ну как тебе сказать… Вообще-то это ты именно им ликбез устроила. Мол, как анатомии надо учить. А теперь… да ничего теперь. Но я бы на твоем месте долго не засиживалась, авось, за лето они остынут».
Вам смешно? А вот мне не очень было. Нет, раньше мы, конечно, тоже дебоши устраивали, но старались все-таки избегать преподавательского состава. А тут…В общем, весь следующий день я боялась выйти из своей комнаты и вздрагивала от каждого шороха. Нет, я не трус. Но было страшно.
Последующие шесть лет, что я провела в закрытой английской школе, обучаясь на темного мага-артефактолога, прошли в почти таком же русле. Дебоши, пакости, уроки, отработки. Летом я приезжала к супругу, наслаждаясь спокойной и тихой жизнью в румынском замке и изучая тайные ходы, к которым у меня было особое пристрастие. Я помню багряные летние закаты, душный пряный воздух с привкусом светлой печали. Костя тогда играл мне на скрипке, а я с глазами влюбленного щенка смотрела на него. Счастливая, спокойная…
У нас тогда могли бы быть дети. Я несколько раз пыталась ему родить, рассчитывая сроки так, чтоб роды проходили дома. Но не сложилось, все наши малыши не доживали и до месячного возраста. Или не рождались вообще. Дядя превратил мои внутренние органы в жалкое подобие их, мое чрево уже не было пригодно для зарождения жизни.
И я училась. Даже смогла получить диплом. Но, когда я вернулась после последнего года обучения, уже дипломированным магом, я стала замечать, что с моим мужем творится что-то не то. Он стал подавленным, мрачным, часто просыпался среди ночи и уходил куда-то, разговаривал во сне с какой-то женщиной.
До конца разобраться в этом я не смогла, так как вскоре меня послали на дополнительное обучение в Японию, а когда смогла вырваться из застенок Хосетави, обнаружилось страшное. На Константина напали. Его сестра и ее дружки подстерегли «выродка» и обратили в «своего».
Несколько месяцев после того, как я стала вампиром следом за мужем, прошли вполне неплохо. Я не чувствовала тягот вампиризма и своего зависимого положения. Но долго хорошее продолжаться не может. Я узнала, что, пока я училась, у моего супруга появилась еще одна «неофициальная жена», которая потом родила ему сына Якоба. Правда, та женщина умерла при родах, а сына впоследствии убьют охотники на вампиров, но… Для меня это было ударом, который и толкнул меня на измену. Я провела всего лишь одну ночь с красивым голубоглазым пареньком из местных селений и забеременела. Рожать пришлось тайно от Кости. Мальчик. Крепкий, горластый. Назвала Женей. Когда мой супруг узнал, что-то в нем сломалось. Возможно, это было лишь последней каплей, которая ломает спину верблюду, но факт остается фактом.
Он стал одержимым местью всему миру, что с каждым днем все больше его ожесточало. Сына пришлось отправить в другой город с одной из служанок, а самой вкушать плоды своего безрассудства.
Женю я больше никогда не видела, так как попала в настоящее рабство, став наемной убийцей на службе собственного мужа. Убивать приходилось много. И воровать. И даже издеваться. Не сказать, что мне так уж сильно это претило, но и удовольствия я особенного от этого не получала. Отказаться же я не могла, слишком болезненной потом была расправа. Хотя прошло какое-то время, и Костя стал пытать меня просто ради удовольствия, чтоб снять напряжение.
«Шаги. В последнее время его шаги вызывали у нее не сладостное замирание сердца, а нервный тик. Так всегда ступал только он. Тяжело, уверенно. Слуги обычно перемещались мелкими шажками, а его любимчик, наемник Зингер, - короткими перебежками.
- Смотри, что я тебе принес, - в стальных объятьях Константина слабо трепетал совсем юный паренек.
Голодная и измученная Мария подняла голову и дернулась в цепях. Жажда. Дикая, безудержная жажда, которая разрывала внутренности, требуя крови.
- Ты хочешь этого, я вижу, - усмехнулся вампир, - но сегодня не твой день, - резко проговорил он и всадил кинжал в бок жертвы. Все. Кровь мертвых не годится в пищу, и Мария это прекрасно знала. Она тихо застонала и снова повисла на цепях.
- Молчишь. В последнее время ты всегда молчишь. Но что ты можешь мне сказать, в конце концов… - его пальцы сомкнулись на рукоятке плети, и женщина снова погрузилась в пучину боли».
Сколько это продолжалось? Десяток лет, два, три, десять? Точно не знаю. Могу лишь сказать, что тогда убийство стало частью моей жизни, и я уже не относилась к нему с таким трепетом, как раньше. И я смогла напасть даже на того, кого я любила. Конечно, покушение оказалось неудачным, слишком силен он был, но, по крайней мере, я смогла сбежать.
Скрываться приходилось везде, где только можно, и промышлять, естественно, не самым честным ремеслом. А какой у меня был выход? Если бы я стала зарабатывать честно, то мой муж быстро вычислил бы меня, его шпионская система получше, чем у короля вампиров будет. Да и кто возьмет к себе женщину с улицы просто так? Какое-то время я жила у своей бабки Ангелины, но она была слишком опасным существом, потому однажды я, прихватив кое-что из ее вещей, убежала и продолжила скрываться по подпольям. Около двадцати лет мне пришлось проработать в борделе за обещание защиты.
Мою жизнь изменил случай. Я, уже заработавшая себе репутацию опасной преступницы и разыскиваемая властями, забралась в свою старую школу, чтоб украсть оттуда несколько сильных артефактов, которые значительно облегчили бы мне жизнь и помогли бы в завоевании более теплого местечка в этом мире. Это мне удалось с успехом, никто не заметил меня. Но вот ведь английские простофили! След моей магии таинственным образом привел их к моей правнучке, Светлане, следы магии которой очень похожи на мои.
Но я об этом и не подозревала, скрываясь в замке Цауберхафт, который совсем недавно стал школой для юных магов. Понаоткрывали, понимаешь…
Там я случайно встретилась со своей правнучкой, естественно, жутко на меня похожей. Провела с ней воспитательную работу, ибо эти светлые учителя запудрили ей мозги насчет ее семьи, внушили, что все были белые и пушистые, одна Мария некромаг и преступница.
А потом мне пришло в голову, что некоторые вещи из Цауберхафта могут быть мне полезны. Я связалась со своим союзником. Взяла я когда-то парнишку на воспитание, потом наложила на него заклятие подчинения. Матвей приехал тут же и стал мне помогать. Внедрился в веселую компанию моей внучки, ее двух сестер и друзей, наплел им чуши, подбивая на добычу нужных мне вещей. Но его рассекретили, и я хотела его убить, как ненужного свидетеля. Мне помешали, и я на какое-то время залегла на дно.
Когда я решилась выйти из тени, оказалось, что моя внучка уже выросла и даже стала основательницей небольшой школы на Кольском полуострове. А мне нужно было отомстить и забрать то, что могло быть у этих юных магов…. Я подсунула сестре своей внучки, Насте, молодильное яблоко и та, став 16-летним ребенком, по глупости открыла зеркальный портал, дав мне возможность проходить через любую отражающую поверхность.
Но радовалась я недолго. Пытаясь защитить призрачный кинжал, за которым я стала охотиться, мои потомки и их друзья устроили на меня облаву, которая увенчалась успехом. С тяжелыми ранами я была доставлена в магпункт. Почему они меня не убили? Не знаю.
Мы провернули несколько дел вместе и даже… нет, не подружились, но лед тронулся, господа присяжные. Итогом всего этого стало то, что я снова встретилась со своим мужем. И исход встречи был вполне благополучным.
Итак, он меня освободил. Не сказать, что после этого Костя стал таким, каким он был раньше, но, по крайней мере, я больше не возвращалась в тот жуткий подвал.
А потом меня чуть не сожрали волки, я встретилась с отцом, который, как оказалось, все это время сидел в своей картине… и кое-кто не очень хороший сломал мой посох. Да, тот самый, где торчала моя сумасшедшая маманя. Я сделала его еще в школьные годы и провела ритуал. Не хочу об этом вспоминать, потому что это стоило жизни нескольким невинным людям и моему близкому другу Альберту, который принял мою вину на себя.
"А она красивая. Ничуть не изменилась. Женщина уже чувствовала ее приближение, но так и не смогла подготовиться ни морально, ни физически. Правильно говорила бабка - она еще имеет над ней огромную власть. И Мария не сможет противостоять ей.
- Я вижу, ты сохранила мой посох, - усмехается Анна, подходя ближе. Женщина не чувствует ее дыхания, значит, она и правда мертва. Встретила ее в башне, когда Мария бежала, чтоб помочь отразить атаку горгулий. И теперь они один на один, - трогательная любовь к матери.
- У меня нет матери, - эхом отозвалась Мария, выставляя только восстановленный посох. Хотя какой от него прок?
- Ты так ничему и не научилась, хоть и стала немного сильнее, - вздыхает она, выставляя руку вперед и сжимая кулак.
Стыд от того, что происходило потом, до сих пор не отпускал женщину. Боль была настолько сильной, что сил на гордость не осталось. Даже Константин не мог так... И снова как много лет назад - громкие крики, слезы, мольбы о пощаде.
- Мама... мамочка...
- А, все-таки вспомнила, что у тебя есть мать, - она просто издевается. Нужно взять себя в руки... больше не просить ее остановиться. Она же не остановится... Если суждено умереть, так хоть не в такой позорной позе. Но сил уже нет...
- Знаешь, много лет назад я просто хотела наказать тебя, чтоб ты рыдала и просила прощения. Потом я дала себе обещание тебя убить. А сейчас... сейчас я хочу стереть тебя в порошок, чтоб не осталось ничего, что могло бы напоминать мне о твоем существовании...
- Нет... нет... не надо...
- О да, Мария, да. Ты была плохой девочкой и сама знаешь, чего теперь достойна...
Что заставило ее отступить? Почему она не убила ее? Неужели ей так захотелось продлить ее страдания? Нет, похоже, ее просто что-то отвлекло..."
После этого я несколько дней валялась с горячкой, но все-таки выжила. Мы, вампиры, вообще существа живучие.
Со временем мои отношения с внучкой стали более-менее теплыми. Она даже доверяла мое некоторые вещи. Во время одной из таких «вещей» я снова встретила Арчи. И… знаете, как это бывает, искра проскочила. И растопила многовековой лед. Итак, я обрела дом, родственников, которые пусть и не любят меня, так хоть не гонят. И человека, которого я любила.
Однако была вещь, которая меня все еще терзала. Это мой муж. Да, он больше не тащил меня в кандалы. Но каждое его слово, каждое движение напоминало о тех временах. Я просыпалась в холодном поту ночами. Мои шрамы болели. Я не могла забыть, как ни хотела. Да он и не давал. Он часто срывался и иногда даже бил меня.
И продолжалось бы это долго, если бы не один мальчишка, который набился мне в ученики. Вообще я обычно не завожу учеников, но тут мне стало интересно, что из этого получится.
А потом мой ученичок оказался внуком Люцифера. Неожиданный поворот, да? И не нужна была ему учеба. Ему нужен был доступ в школу, где проходила магическая граница, где томился Хаос. Вот так он нас всех переиграл и развязал третью магическую войну.
Хотя он все же оказался мне полезен. Во-первых, он достал мне амулет, который нейтрализовал мое родовое проклятие. И у меня родилась прекрасная дочь, которую муж назвал в честь меня, Марией. Во-вторых, Марк (там звали моего горе-ученичка) затащил меня в постель. И мне это чертовски понравилось. Если бы не один момент. Он хотел сына. И провел со мной ритуал, который помог ему родиться.
Я больше не могла оставаться в своем мире, там разъяренный муж меня нашел бы. И я сбежала в другой вместе с Дрэйком, доверенным человеком Марка. Там я родила сына Михаэля (назвала его в честь своего горячо любимого отца). К сожалению, никаких материнских чувств у меня к ребенку не проснулось. По разным причинам. Зато теперь у меня есть дом, кров и даже семья. Марк каким-то невиданным образом выбил для меня возможность видеться с дочерью неделю в месяц. За это я ему благодарна. Где он сам сейчас, я не знаю.

6. Мария Валынская является почти что точной копией своей внучки. Но, как известно, даже у близнецов есть хоть какие-то да различия. Конечно, вся ее внешность повторяет Светлану. Длинные темные волосы, серо-зеленые миндалевидные глаза, невысокий рост и хрупкая фигура, плечи с множеством родинок, небольшая грудь, маленькие пухлые губы, овальная форма лица с широкими скулами, прямой нос, высокий лоб и так далее по тексту. Марию и Свету часто путают, ибо невооруженным глазом и не видно отличий. Чтобы научиться их отличать, надо, конечно, с ними пообщаться. Но и при достаточной наблюдательности можно кое-что отметить.
Мария более ухоженная, чем Света. Она всегда держит в порядке волосы, одежду. Ни одной грязинки, идеальной формы накрашенные ногти, белые зубы. Волосы любит заплетать в косы.
Также женщина любит примеривать на себя разные образы. К юбкам относится скептически, натаскалась их еще в викторианскую эпоху. В основном приходится носить немаркие джинсы и майку с надписью «кролик must die». Последнюю ей подарил один знакомый с жуткой кроликофобией.

7. Род Валынских специализируется на соединении флористики, управления растениями, и некромагии. Странно, казалось бы, как можно сочетать светлую и темную магию? Никто так и не смог объяснить, как у этого рода получается проделывать подобное. Но факт остается фактом. Мария соединяет флористику и некромагию.
Итак, Мария обладает некромагией, флористикой и метаморфизмом (умением обращаться в других людей). Уровень 6. Также вампиризм дает ей скорость, физическую силу и регенерацию.

8. Как известно, немцы все делают со скрупулезной точностью, русские же через пень-колоду и как бог на душу положит. Это отразилось и на Марии. Русское раздолбайство невиданным образом сочетается у нее с немецкой пунктуальностью.
Но это общее суждение, а вообще характер у женщины довольно странный, основанный на вспышках каких-либо эмоций. Как это ни банально, но, наверное, Марию стоило бы назвать сочувствующей убийцей. Нет, она не из тех, кто будет собирать цветочки-лютики на полянке и умиляться чирикающей птичке, а вот уничтожить целую деревню и подобрать на улице этого селения хромого котенка, чтоб вылечить его, вполне в ее силах. Никто, даже самые близкие люди, не может предположить, что будет с ней в следующий момент. Засмеется ли она, заплачет, станет устраивать истерику, переубивает всех или спасет? Иногда может показаться, что душа женщины так и состоит из беспорядочных вспышек и взрывов. Сегодня она хочет захватить мир, а завтра она возжелает спокойной жизни обычной женщины, послезавтра возомнит себя героем и пойдет спасать всех направо и налево.
Но, так как наша героиня является близняшкой Светланы Валынской, стоит провести некоторый сравнительный анализ их характеров.
Мария не так безалаберна и пряма, как ее внучка. Она не станет высказывать свое негативное мнение тому, кто может стереть ее в порошок. Конечно, лебезить перед каждым она тоже сочтет ниже своего достоинства, но и хитрости у нее не занимать. Если она захочет, то сможет притвориться, умазать, умолить кого-либо сделать то, чего ей хочется.
Женщина более смиренная, но менее постоянная. Возможно, так на нее повлияла та эпоха, в которой она жила. Раньше ведь у женщин не было такой свободы, как сейчас. Мария легче принимает мысль о том, что она от кого-то зависит и кто-то имеет право ей командовать. Зависеть от мужчины для нее не так уж и страшно и поступиться своей гордости для нее не составляет труда. Однако и предать ей морально легче, чем ее внучке.
Несмотря на стихийность своего характера, Мария может строить далекие планы и даже терпеливо ждать подходящего случая для их осуществления. Но только если это действительно что-то жизненно важное.
Мария более изящная, если здесь возможно употребить это слово. Язвить она, конечно, обожает, но делает это не так грубо, как ее внучка. Все-таки уроки хороших манер в школе пошли ей в какой-то степени на пользу.
Женщина такая же искательница приключений на свою голову. Если день прошел без эксцессов, это не день, а черти что и сбоку бантик. Однако тот период ее жизни, когда она скрывалась от властей, научил ее некоторой осторожности и поумерил ее исследовательский пыл. Но все равно порой это проявляется.
Мария злопамятна. Одну обиду она может пронести через века и потом припомнить обидчику, что такого-то числа такого-то года он сделал ей то-то.
Для Марии характерны вспышки благородства, но это не значит, что она добра, мила и всегда готова выручить других. Да, она может иногда совершенно бескорыстно рисковать своей жизнью, вызволяя кого-либо из передряги, но каждодневный ровный свет не для нее. Чаще всего женщина требует какую-то определенную плату за свои услуги. И чаще это не деньги, так как женщина не слишком-то в них нуждается.
Хотя Валынская любит красивые вещи, одежду, интересные и блестящие вещицы. Мария тоже оптимистка. Она любит нытьем и причитаниями пускать пыль в глаза и заставлять людей себя жалеть, но не стоит этому верить. На самом деле женщина вполне способна стойко переносить лишения, тяготы и неудачи.
Особых увлечений не имеет. Языки в отличие от внучки ненавидит, некромагией хоть и пользуется, но скорее по необходимости, читать не любит. Зато обожает рисовать, как и ее отец.

9. Не имеется.

10. 156 лет

Отношения:
Родители: Михаэль фон Андерман, Анна Валынская
Муж: Константин Конипович
Любовник: Арчибальд Кёркленд
Дети: Мария Конипович, Михаэль Васкес
Друзья: Амаделия
Потомки: Светлана Валынская, Тимофей Валынский, Георгий Валынский, Марина Валынская


Анкета Марии Валынской
 
ФРПГ Театр абсурда » Управление » Анкеты персонажей » Анкета Марии Валынской
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: